Судебный бизнес при помощи IT-технологий: золотое дно для продвинутых инвесторов!

эксклюзив
10.06.2020 | Автор: Козлов Сергей
Задать вопрос автору
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях: telegram viber youtube

Как ни странно, в Украине, в принципе, «любят» судиться. С каждым годом количество судебных исков не уменьшается, а нагрузка на судей не спадает. Неумолимая статистика свидетельствует, что только в течение 2019 года согласно данным из отчетов Государственной судебной администрации Украины и Верховного Суда на рассмотрение в общие местные, апелляционные суда и Верховный Суд поступило 2 млн 356 тыс. дел и материалов уголовного судопроизводства и дел об административных правонарушениях. Еще около 1,5 млн дел - это споры в хозяйственной и гражданской юрисдикции. Но это отнюдь не позволяет говорить ни о качестве вынесенных решений, ни об их результативности, ни о доступе к правосудию как таковому. Причин тому несколько – это и не всегда справедливая система судебных пошлин, и загруженность судов однотипными делами, и частая невозможность исполнения решения.

Оглавление:

Часть из этих вопросов с легкостью снимает новый тренд в судебных системах всего мира под названием внешнее судебное финансирование (или Litigation finance). Причем если в Украине еще размышляют, как и где можно применить инвестирование в судебные процессы (известны случаи обращения юристов к банкам с предложением инвестировать тот или иной судебный кейс, но как правило все национальные банки признавали такой вид ​​инвестирования слишком рискованным), то в мире такое финансирование уже давно является весьма популярным. Сейчас рынок инвестиций в судебные дела очень живой, развивается даже на Африканском континенте, а потому Украина просто обязана наверстывать в этой сфере. Хотя бы по той простой причине, что везде кроме нашей страны инвестирование в судебные разбирательства считается полноценным инвестиционным инструментом (из высокодоходного альтернативного класса доходов). О чем уж говорить, если только в США емкость этого рынка оценивают в 10 млрд долл, Великобритании – 2 млрд фунтов, а Австралии – 1 млрд австр. долл.

Предпосылки для запуска судебного инвестирования

Для полноценного запуска Litigation finance в Украине на самом деле нужны лишь две вещи:

1) правовая основа для фиксации суммы выигрыша в будущем в зависимости от договоренности между адвокатом и клиентом;

2) широкое «внедрение» в правовую действительность Украины так называемых коллективных (групповых) исков, что позволит привлекать к судебным процессам сразу значительное количество граждан с разным уровнем достатка.

С первым аспектом уже почти нет никаких вопросов. Речь идет о фактической легализации в наших правовых реалиях так называемого гонорара успеха адвоката. Острая дискуссия по этой теме началась с решения Кассационного гражданского суда в составе Верховного Суда по делу №462 / 9002/14-ц, которым так сказать отрицалось право адвоката на гонорар успеха. Впоследствии аналогичная правовая позиция была высказана и в постановлениях Верховного Суда от 03.07.2019 г. по делу №757 / 20995/15-ц, от 22.05.2018 г. по делу №826 / 8107/16, от 10.07.2019 г. по делу №912 / 2391/16. Зато с вышеуказанной позицией коллегии не согласился судья КЦС В. Крат, изложив ряд аргументов «против». Впоследствии этот вопрос приобрел значение исключительной правовой проблемы, которая находилась на рассмотрении Большой Палаты Верховного Суда. И 12 мая 2020 года, как указано в пресс-релизе на веб-ресурсах этого судебного учреждения, Большая Палата Верховного Суда приняла окончательное решение по делу. Верховный Суд отметил, что отказывая в части взыскания дополнительного вознаграждения адвоката в размере 5000 грн за достижения положительного решения по делу № 904/4507/18, суды предыдущих инстанций руководствовались тем, что по своему содержанию и правовой природе такое вознаграждение не является ценой договора (платой за оказанные услуги) в понимании статей 632, 903 ГК Украины и ст. 30 Закона Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», а является платой за сам результат, достижение которого в соответствии с условиями договора не ставится в зависимость от фактически предоставленных услуг. Разрешая указанную правовую проблему, БП ВС исходила из того, что договоренности об уплате гонорара за предоставление юридической помощи являются законными во всех их разнообразии. Просто в контексте решения судом вопроса о распределении судебных расходов суд должен оценивать разумность расходов, их соразмерность с ценой иска, сложностью дела и его значением для истца. То есть своим решением БП ВС четко высказалась относительно законности существования гонорара успеха адвоката и подчеркнула необходимость определения сторонами именно разумных пределов такого гонорара.

Что касается второго аспекта, то с этим немного сложнее. В апреле 2020 года многие киевляне оказались в ситуации, когда показатель загрязнения атмосферного воздуха в столице Украины был самым высоким в мире (об этом свидетельствовали данные ресурса IQAir, который отслеживает качество воздуха в режиме реального времени), миллионам жителей Киева пришлось дышать вредным для здоровья воздухом. Могло ли это стать поводом для многочисленных судебных исков? За рубежом - однозначно да, а в Украине это не имело никакого смысла.

Читайте статью: Необосновано дорого! Почему в Кремниевой долине прижился сервис юристов напрокат — Bloomberg

Дело в том, что после существенного обновления Гражданского процессуального кодекса Украины в 2017 году, к сожалению, не решенным остался вопрос введения особого порядка рассмотрения дел, касающихся защиты прав и законных интересов многочисленных групп лиц, а не только отдельных истцов. То есть, с одной стороны, действующая редакция ГПК Украины позволяет суду рассматривать дела, где истцами выступает значительное количество граждан. Но с другой – не позволяет это делать максимально эффективно. При условии, что полноценными соистцами является несколько десятков (сотен, тысяч) человек, ход рассмотрения дела теряет контролируемость, что грозит бесперспективным длительным затягиванием рассмотрения дела, а принятие справедливого решения становится невозможным из-за хаоса в администрировании хода судебных заседаний. Имеющийся механизм разъединения исков также не способен решить эту проблему, поскольку существует угроза парализации работы суда из-за появления в результате такого разъединения десятков однотипных исков с одинаковыми исковыми требованиями к одному ответчику.

Все описанное явно не способствует защите гражданами своих прав и свобод, особенно в сфере наиболее чувствительных для широкого круга лиц вопросов: защиты прав потребителей и защите права на безопасную для жизни и здоровья окружающую природную среду. Так, Законы Украины «О защите прав потребителей» и «Об охране окружающей природной среды» предусматривают возможность подачи исков от общественных организаций в вопросах защиты прав своих членов, однако отдельной процедуры для этих специфических форм защиты прав группы лиц ГПК не содержит. То есть, несмотря на формальное наличие правовых возможностей предъявить гражданский иск в защиту значительного количества лиц, пострадавших от одного правонарушения, содержание действующего ГПК Украины не соответствует вызовам времени. Иные процессуальные кодексы в этом аспекте если и лучше, то ненамного. По этому поводу судья Верховного Суда в Кассационном административном суде Владимир Кравчук как-то даже высказал мнение, что "нашу практику постепенно надо разворачивать в сторону защиты прав, связанных с окружающей средой, отрывая ее от этого личностного контекста. То есть человек может защищать свои права, которые принадлежат не только ему, но принадлежат каждому..."

В принципе, в административном судопроизводстве частично имплементирована одна из положительных черт коллективного иска - защита прав значительного круга лиц в пределах одного судебного дела. В соответствии с параграфом 3 (ст.ст.290-291) главы 11 КАС Украины Верховный Суд по обращению административного суда низшей инстанции может вынести решение в образцовом деле на основе материалов типичных дел, находящихся на рассмотрении в судах низшей инстанции.

Отдельные признаки коллективных исков присутствуют и в хозяйственном процессе: статья 54 ХПК Украины предоставляет участнику, акционеру юридического лица, который владеет десятью и более процентами участия в собственности такого юридического лица, право подать в интересах этого юридического лица иск о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу ее должностным лицом, а другие участники этого юридического лица могут присоединиться к этому иску путем подачи в суд соответствующего заявления. Но стоит отметить, что отличие групповых исков от действующих норм украинского законодательства заключается в том, что коллективные иски дают право одному истцу подавать иск от большого количества пострадавших от одного правонарушения, при этом не обязывая других пострадавших присутствовать на судебном процессе - соответственно, такие иски могут представлять интересы сотен людей и рассматриваться без процессуальных препятствий, которое предусматривает процессуальное соучастие.

Достаточно неплохую попытку «залатать» этот пробел попытались авторы законопроекта №10292 от 15.05.2019, но законом этот документ так и не стал. Никаких других новаций в этой области пока не предложено.

И тем не менее за рубежом модель коллективных исков уже давно «обкатана», и выявлены все их подводные камни, нам нужно только адаптировать их опыт под украинские реалии. Например, американская модель института коллективного иска построена по принципу opt-out, который предусматривает автоматическое включение в коллективный иск всех лиц, подпадающих под определенное истцом описание группы (кроме тех, кто прямо отказался от участия в процессе). Реформировать систему коллективных исков в США пытаются и сегодня, но об их отмене не может быть и речи. Многочисленные громкие судебные решения являются наглядной иллюстрацией этого утверждения: например, суд в штате Миссури обязал компанию Johnson & Johnson выплатить 4,7 млрд долл США 22 женщинам, которые утверждали, что асбест в детской присыпке был причиной заболевания раком.

Страны континентальной Европы более осторожно перенимали заокеанский опыт - резолюция Европейского парламента от 9 февраля 2012 года прямо указывала, что Европе следует воздерживаться от введения системы class action по образцу США, однако безусловные плюсы этого института вызвали его модификацию и закрепление в законодательстве ведущих европейских государств. Коллективные иски могут подавать граждане Германии, Франции, Италии, Бельгии, Нидерландов, Швеции. Основным отличием европейской модели коллективных исков является изменение принципа opt-out на opt-in, то есть заинтересованные в судебном разбирательстве истцы должны осуществить активное действие (присоединиться к иску) для участия в процессе с целью защиты нарушенных прав и получения возмещения. Например, в Великобритании 90 000 владельцев дизельных автомобилей Volkswagen (VW) предъявили концерну коллективный иск с требованием возместить им убытки, которые возникли из-за манипулирования данными о содержании вредных веществ в выхлопных газах дизельных двигателей их автомобилей (так называемый "дизельгейт»). В общем, страны с устоявшейся демократией и континентальной системой права нашли способ адаптировать систему class action к своим реалиям и направить ее на благо всего общества, а их наработки могут быть использованы и в Украине. Тем более, что по сути это последняя единственная существенная преграда на пути развития Litigation finance в Украине.

Читайте статью: Плохие новости, друзья-стартаперы. Президент подписал законопроект 1210 о налоговой реформе

Основные черты судебного финансирования

Напомним, что основная сущность финансирования судебных исков заключается в том, что специализирующаяся на такой деятельности организация принимает на себя обязательство по содействию одной из сторон в ведении процесса посредством предоставления необходимых для этого денежных средств, а взамен наделяется правом на получение оговоренного заранее процента (исключительно в случае благоприятного разрешения спора) от взысканной с оппонента суммы. Финансовые риски спонсоров (инвесторов) в данной сфере деятельности хоть и высоки, но, тем не менее, весьма приемлемы.

Относительно новая форма покрытия затрат на рассмотрение дела в суде уже стала весьма популярной в Австралии, Канаде, Америке и Европе, и приобрела следующие черты:

1) организация, занимающаяся финансированием расходов на судебные разбирательства, получает по договору право на определенную долю от присужденной клиенту суммы. При этом чем больше цена иска, тем ниже такой процент (например, с 50 тыс. евро может быть установлено возмещение вплоть до 50 %, в то же время с 500 тыс. евро - 20 % и ниже);

2) при неблагоприятном исходе дела лицо, получившее денежные средства, не имеет никаких обязанностей по их возвращению (в чем заключается принципиальное отличие данного соглашения от договора займа);

3) основанием для расторжения соглашения инвестором в одностороннем порядке может стать увеличение вероятности принятия судом неблагоприятного для клиента решения в ходе разбирательства (а значит и возрастание рисков потери средств), смена юриста-представителя, нарушение условий договора;

4) в основной массе индустрия ориентируется пока лишь на сферу коммерческих разбирательств, где достаточно высоки размеры сумм, оспариваемых по различным контрактам;

5) основным критерием для заключения договора судебного инвестирования является приемлемая цена иска (которая значительно варьируется, составляя в среднем от 100 тыс. евро до 3 млн евро);

6) одним из условий финансирования судебного разбирательства является платежеспособность оппонента, то есть своеобразная гарантия того, что процент от присужденной компенсации будет реально выплачен;

7) вероятность благоприятного исхода дела должна быть как минимум 60%, в ином случае слишком велики риски, а значит, и интерес к такому клиенту у инвестора будет отсутствовать.

Каждый из договоров финансирования судебных расходов сугубо индивидуален, наиболее оптимальные его условия определяются в отношении каждого конкретного случая, являются достаточно гибкими, то есть могут быть существенно изменены с течением времени.

Читайте статью: «Отдали 40% первому инвестору»: как исправить cтруктуру собственности компании

Последствия для адвокатов

Для адвокатов судебное инвестирование может облегчить финансовую нагрузку на клиента, что часто отвлекает в сложных спорах. Что еще более важно: помогая клиентам с расходами на ведение дела, судебные инвесторы по сути покупают адвокатам «дополнительное время» для борьбы за справедливый и успешный результат.

Основное преимущество работы с судебным инвестором для юриста (адвоката) заключается в том, что за гонораром не нужно «бегать». Нередко юристы, которые взяли аванс и ведут дело, рассчитывая, разумеется, получить вторую часть оплаты, так и не дожидаются ее – клиент отключает телефон, не выходит на связь, уходит «в тишину» и вообще забывает о договоре и оказанных услугах. Именно поэтому не все юристы любят работать с физическими лицами: нужно постоянно напоминать клиентам о собственных деньгах.

С инвесторами работать проще: компания или сервис (онлайн-платформы, такие как LexShares, Trial Funder, Mighty), предлагающие услуги по финансированию судебных процессов, являются юридическими лицами, и взыскать с них свои деньги гораздо легче. Это автоматически снимает вопрос о доверии к инвесторам – они не пропадают, и юрист гарантированно получает вознаграждение за работу.

Кроме того, сотрудничество с инвестором защищает юриста от мошенников, поскольку в задачи инвестора входит проверка добросовестности клиента. Таким образом, риск нарваться на клиента-мошенника отсутствует – юрист либо зарабатывает, либо нет, но уж точно не вкладывает свои финансовые средства.

Дополнительное преимущество для дальновидного адвоката – возможность командной работы. Хотя это и подразумевает увеличение судебных издержек, на практике выходит наоборот. Если воспользоваться финансовыми средствами инвестора, можно получить карт-бланш (по договоренности) и нанять команду, которая поможет юристу быстрее отработать и «монетизировать» дело. Это очевидно, так как командная работа, зачастую, выгоднее с точки зрения эффективности. Если привлекать помощников на постоянной основе (например, экспертов), в дальнейшем юрист (адвокат) может договориться с этими экспертами о более выгодных условиях сотрудничества.

Кроме того, сотрудничество с инвесторами позволит юристу (адвокату) иметь бесперебойный поток дел. По сути, адвокату нужно каждый раз «продавать» свои услуги и «продвигать» себя, причем делать это лично. В случае с судебным инвестированием функция «менеджера» упраздняется – юристу можно вообще не думать о том, где брать клиентов: он занимается только своей работой по делам, которые нашел инвестор.

Читайте статью: Что такое файлы cookie и какие риски с ними связаны

С чего начинается работа над инвестициями в судебные дела

Первый этап - оценка кейса. Предварительный аудит для инвестора проводит та или иная (возможно, даже собственная) юридическая компания, которая определяет перспективы кейса. Кроме юридического анализа, проводится анализ имущественного финансового состояния той стороны, против которой будет привлекаться инвестиции. Обычно для этого привлекаются специалисты по розыску активов (или адвокаты, имеющие опыт в сфере форензик).

Второй этап – выработка стратегии и графиков финансирования. Чтобы заинтересовать инвестора, сами юристы иногда даже ограничивают свои почасовые ставки определенной суммой. Расходы на эти подготовительные этапы можно вычислить, исходя из такого соотношения: кейс на иск в 10 млн фунтов - значит 1% необходимо потратить на подготовку предложения для инвестора. Инвестор рассчитывает обычно на 30% прибыли от вложенной суммы. Сумма гонораров юристов в таких случаях варьируется в диапазоне 12-17%.

Гиганты судебного инвестирования в мире: IMF Bentham, Apex Litigation Finance, The Judge, Woodsford Litigation Funding, Burford Capital, Harbour Litigation Funding, Rembrandt Litigation Funding, QLP Legal, Absolute Legal Funding, Counselor Capital, LexShares, Parabellum Capital, Christopher Consulting, Taurus Capital Finance Group, Kingsley Napley, Pinsent Masons, Lime Finance, Global Recovery Services, Curiam Capital, 39 Essex Chambers. Именно за этими компаниями надо следить, если хотите быть в курсе этой индустрии.

Наиболее востребовано судебное финансирование в коммерческих спорах между юридическими лицами, спорах физических лиц против корпораций, международном коммерческом арбитраже, в вопросах интеллектуальной собственности, банкротства, налоговых спорах и коллективных исках.

Читайте статью: Чат-бот 7ААС: що це таке і як ним користуватися

Зарубежный опыт: Австралия

Самая необычная ситуация в мире в сфере внешнего судебного финансирования сегодня наблюдается в Австралии. Буквально пару недель назад Федеральный казначей Джош Фриденберг обязал все компании, которые занимаются инвестированием в судебные споры, в течение трех месяцев получить лицензии от финансового регулятора - Австралийской комиссии по ценным бумагам и инвестициям (ASIC). Причина – количество коллективных исков (которые стали объектами для судебного финансирования) утроилось за последние два года. С одной стороны, это показывает нам сумасшедшие перспективы этого направления в Украине, а во-вторых, говорит о том, что «судебные» инвесторы уже попросту приравнены к другим инвесторам, а судебные иски – ничто иное как финансовые инструменты в глазах фискалов.

И еще одна аналогия, примечательная в наших условиях. Пристальным вниманием со стороны австралийского правительства судебные инвесторы обязаны COVID-19, который резко увеличил количество трудовых споров и банкротств. И поэтому правительство заняло позицию, согласно которому австралийским предприятиям необходимо сосредоточиться на том, чтобы оставаться в бизнесе, а не на «предотвращении групповых действий, финансируемых нерегулируемыми и неподотчетными сторонами». В ответ судебные инвесторы и другие сторонники режима коллективных действий предположили, что действия правительства являются банальным посягательством на доступ к правосудию.

В целом отрасль судебного финансирования начала развиваться в Австралии лишь в 2014 году. Но только за последний год она выросла на 25%, а всего на рынке уже присутствует не менее 30 активных игроков. При этом 3\4 всех коллективных исков в стране подаются при помощи судебных инвесторов. Но и это еще не все. Начиная с прошлого года судебные инвесторы перестали сосредотачиваться только на коллективных исках, и теперь финансирование доступно для более стандартных гражданских или арбитражных исков с минимальной суммой в 500 000 долларов.

Читайте статью: Робот-судья – уже не столь далекое будущее

Зарубежный опыт: США

Судебное финансирование является самой быстроразвивающейся финансовой тенденцией в системе правосудия США. В связи с тем, что лидеры отрасли в настоящее время рассматривают более 40 000 заявлений на финансирование в месяц, отрасль признана передовой среди юристов США.

Одно из самых ярких дел с привлечением внешнего финансирования - иск маленькой британской компании Miller к американской корпорации Caterpillar. В 2009 году Miller обвинила американского производителя спецтехники в краже промышленных секретов. Вместо того, чтобы платить юристам из собственного кармана, директор Miller привлек финансирование фирмы Arena Consulting. Компании договорились, что если Miller проигрывает, Arena потеряет деньги. Если же выиграет, получит долю от выигрыша. В юридическом мире это дело окрестили как иск «Давида против Голиафа», столь неравны были сначала силы компаний. Но в результате Miller отсудил у Caterpillar более $74 млн. Гонорар Arena Consulting не разглашается, но считается, что он составил не менее 20-30% от суммы иска.

Впрочем, некоторые мифы о судебном финансировании остаются живы даже для США. И с 99% уверенностью можно предполагать, что они появятся и в Украине

Миф № 1: «Основа отрасли – это законная эксплуатация истцов»

Основа такого утверждения зиждется на том, что истцы прибегают к судебному финансированию в наиболее критическое для себя время. Этот миф особенно распространен среди адвокатов, которые обеспокоены тем, что недобросовестные кредиторы могут использовать ситуации своих клиентов для получения несправедливой выгоды. Но ведь внешнее судебное финансирование – всего лишь способ получить юридическую защиту в условиях ограниченных финансовых возможностей. Здесь не может быть никакого принуждения. Если человек работает от зарплаты до зарплаты, то к примеру, даже длительный спор со страховой компанией по поводу ДТП может привести к весьма неблагоприятным последствиям.

Миф № 2: «Судебное финансирование - это разновидность кредита»

Понятно, почему многие люди путают судебное финансирование с кредитами. Вначале тебе предоставляют деньги, а потом забирают их с процентами. Но схожесть с кредитами здесь весьма иллюзорна, потому что по факту это совершенно разные финансовые инструменты. Принципиальное отличие заключается в том, что кредиты всегда должны быть возвращены и, как правило, требуют ежемесячных платежей. Судебное финансирование не подразумевает возврата в случае проигрыша в суде, и уж однозначно не предполагает никаких ежемесячных отчислений. Инвестор просто забирает свою долю в случае выигрыша. И, наконец, получение средств «на адвокатов» никак не отражается ни в каких кредитных рейтингах. Поэтому судебное инвестирование никогда не сможет быть признано кредитом. Скорее уж долгом без права регресса, который не должен быть погашен, если истец не преуспел в своем иске.

Миф № 3: «Инвесторы вмешиваются в судебный процесс»

Адвокаты иногда не решаются рекомендовать внешнее судебное финансирование своим клиентам, опасаясь, что инвесткомпании будут вмешиваться в их тактику и стратегию судебного процесса. На самом деле, все юридические стратегии и решения по урегулированию спора принимаются адвокатом и его клиентом. За этим строго следит ALFA - Американская ассоциация судебного финансирования, инкорпорируя «практику невмешательства» в национальное и местное законодательство США. Также важно понимать, что у юриста (адвоката) не отнимают «право голоса», но вот право принятия ключевых решений – однозначно да. Если инвестор посчитает нужным, он наймет команду. Если ему не понравится, как работает юрист или адвокат, – найдет замену.

Что еще предстоит сделать в Украине?

Самый важный вопрос – насколько выгодно заниматься судебным финансированием в Украине – еще предстоит изучать. Потому что даже емкость рынка у нас в стране весьма сложно подсчитать. Но перспективы этого направления видны невооруженным взглядом. Да и у наших ближайших северных соседей удалось запустить (заметим весьма неплохо работающую) онлайн-ресурс по судебному инвестированию. Речь идет о https://platforma-online.ru/ Да, крупных и интересных дел, «закрытых» через «платформу» пока не более 30 – но они весьма показательны и по суммам исков (максимальный выигранный спор – 136 млн евро), и по отраслям применения (транснациональные корпоративные споры, споры с теплосетями, незаконное использование товарного знака, взыскание средств по кредитным договорам, возмещение ущерба). Аналогии для нашей страны самые что ни на есть прямые. Образно говоря, могут быть как единичные «крупные» кейсы с большой маржой, так и кейсы с небольшой прибыльностью, но широким охватом и большим количеством потенциальных коллективных истцов. Например, к туроператору за сорванный отдых, к застройщику за неправильную планировку, к облэнерго за отсутсвие света и автодорам за плохие дороги. Даже иск к КГГА из-за скрипящего-свистящего трамвая, который мешает отдыхать десяткам тысяч людей, не будет выглядеть чем-то из области фантастики.

Но для этого еще все же необходим ряд усилий, в том числе и законодательного характера.

И дело здесь даже не в том, что в Украине тоже придется решать вопрос доверия к новому направлению в отечественной системе правосудия (основатель https://platforma-online.ru/ уверена, что основа этого бизнеса – рассказывать, рассказывать и еще раз рассказывать людям о всех возможностях судебного инвестирования).

Ментально украинцы тоже – не совсем американцы, скажем мягко. А это в свою очередь, добавляет дополнительные риски для первопроходцев в этой сфере.

Например, в некоторых случаях люди вынуждены будут «упаковывать» свой потенциальный иск в красивый «фантик», чтобы представить его инвестору в самом выгодном свете. На это нужны деньги, которые будут потрачены впустую, если инвестор откажет в финансировании. Даже если инвестор и согласится, то вряд ли возместит те расходы, которые человек понес до удовлетворения заявки на финансирование процесса (включая и упаковку кейса, и проведение переговоров). Пару громких отказов – и о репутации такого инвестора можно будет забыть.

Еще один риск: клиент, заключивший договор с инвестором, в какой-то момент поймет, что может довести дело до конца сам и попытается «спрыгнуть», отказаться от адвоката и инвестора. Опыта проработки договоров, предусматривающих все подобные нюансы, в Украине пока наверное, имеет очень мало специалистов. Собственно, и вопрос взыскания выигранных сумм – тоже проблема в украинских реалиях. Правда, это уже вопрос к реформе Минюста в целом и частных (да и государственных) исполнителей в частности.

Самый простой вариант - законодательно закрепить в Гражданском кодексе Украины отдельный вид договора – соглашение о финансировании судебных расходов стороны спора. Это письменный многосторонний договор, заключаемый между судебным инвестором, стороной спора (финансируемой стороной), а также ее представителями – юридической фирмой и (или) юристом (адвокатом), в соответствии с которым инвестор обязуется полностью или частично профинансировать судебные расходы и издержки финансируемой стороны, которые понес ее представитель, а финансируемая сторона соглашается уплатить инвестору вознаграждение, определенное соглашением. Законодательное закрепление соглашения о финансировании как отдельного вида договора ликвидирует хотя бы некоторые риски правовой природы соответствующего договора и минимизирует обвинения в мошенничестве с обеих сторон.

Кроме того, наверное, придется закрепить на законодательном уровне и конфиденциальность данного соглашения и возможность увеличения суммы финансирования представителем только в исключительных случаях, возникновение которых нельзя было ожидать при нормальном уровне осмотрительности сторон соглашения. Целесообразно закрепить и невозможность уменьшения вознаграждения инвестора по требованию финансируемой стороны после вынесения положительного судебного решения с одновременным запретом прекращения инвестирования в судебный процесс для инвестора под угрозой законодательно установленной неустойки в размере определенного процента от суммы финансирования, за исключением случаев, когда финансируемая сторона скрыла значимые для дела факты и обстоятельства. Закрепление указанных правил в законодательстве поможет как инвесторам, так и истцам.

Как только все это будет сделано, судебные инвесторы появятся в Украине незамедлительно. Пока же возможны лишь единичные случаи энтузиастов, «пробующие» Litigation finance на свой страх и риск.

Автор статьи: Козлов Сергей

Источник: юридический ресурс Протокол

1632
Просмотров
0
Комментариев
Оставьте Ваш комментарий:

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для добавления комментария.


Популярные статьи
Популярные судебные решения
ЕСПЧ
1