11.08.2016 | Автор: Фурман Ірина Миколаївна
Задать вопрос автору
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях: telegram viber youtube

Убить гидру труднее, чем казалось: коррумпированная милиция отращивает голову

80% тех, кто хотел остаться в системе – остались, потому что вместо общественности за переаттестацию взялись «карманные комиссии МВД»

Реформу МВД называют одной из наиболее успешных и осязаемых за последние два года. Громкое появление патрульных на улицах, красивая форма, новый автопарк и велосипедный патруль, трансформация милиции в Национальную полицию и обязательная переаттестация всех, кто хочет работать в новом ведомстве – так выглядит внешняя оболочка этой реформы. Внутри все не так сверкает и блестит.

6 июля представители общественности в комиссиях, занимающиеся переаттестацией сотрудников МВД, заявили, что выходят из процесса – потому что принятие решений о том, кому не место в обновленной полиции, узурпировали сами правоохранители. Автомайдановцы, журналисты, адвокаты, волонтеры АТО, несколько месяцев собеседовавшие милиционеров, обвинили МВД в «оккупации власти» в комиссиях. Активисты обвинили членов комиссий со стороны МВД, во-первых, в желании сохранить в ведомстве старые кадры, а во-вторых – заработать на самом процессе: по их словам, переаттестацию можно пройти за взятку.

Вспомните новость: Уровень доверия к полиции в Киеве вырос до 80%, а переаттестацию в полиции не проходит до 20% рядового состава

Работа в комиссиях

Со стороны общественников в аттестационные комиссии МВД пошли люди, занимающие активную гражданскую позицию и готовые тратить время и собственные деньги на то, чтобы содействовать слому системы. Волонтерам из регионов затраты на поездки в Киев не компенсируют, зарплата за работу в комиссиях тоже не предусмотрена.

Волонтер организации Народный тыл Роман Синицын проработал в аттестационной комиссии пять месяцев. Он занимался переаттестацией в Киеве и Киевской области, а также переаттестовывал кадры из Волынской, Николаевской и Одесской областей. Вышел из процесса по собственному желанию.

Схема работы комиссий, по его словам, построена несовершенно. Например, остро ощущалась нехватка времени.

«На собеседование одного человека нам давалось всего-навсего 15 минут. Но часто бывало, что приходили люди, с которыми нужно было бы беседовать пару часов – в ранге полковника или замначальника МВД какой-то области. К ним было очень много вопросов», - вспоминает Синицын.

Недовольны тем, как проходит переаттестация правоохранителей, и общественники в Днипре и области. По этому региону комиссии начали работу относительно недавно – 1 июля. Сейчас идет аттестация только по первой категории сотрудников МВД – это высшее руководство полиции, руководящие должности облуправления МВД, городского, районов городов и районов области. Занимаются аттестацией три комиссии. В одну из них как представитель от общественности вошла адвокат и директор юридической компании Юлия Сегеда.

Вспомните новость: В Киеве не досчитались 500 патрульных. "Через год некому будет служить"!

По ее словам, уже в первый день аттестации на ее комиссии стали происходить конфликты. Было несколько ситуаций, когда члены комиссии писали так называемые «отдельные мнения» по некоторым аттестируемым – это когда по ним возникали спорные моменты и вопросы. В итоге, результаты работы этой группы за тот день не засчитали. Формально причиной назвали то, что в состав комиссии на тот момент не был утвержден один из советников Авакова. Но Сегеда считает, что это только «формально».

Позже Сегеду и Подлужного и вовсе «попросили» из комиссии. Собеседница НВ считает, это потому, что они – неудобные для МВД персонажи. Им не хотели сообщать даже дату пересмотра отмененных в первый день результатов аттестации, а после попросили просто не участвовать в работе комиссии.

После поднявшегося резонанса Сегеду и Подлужного вернули в комиссию.

Суды

Реформа МВД начала «ломаться» примерно в конце января 2016-го. Именно тогда, по словам Синицына, уволенные из правоохранительных органов люди массово начали восстанавливаться через суды – просто подавали иски о незаконном увольнении. Там жаловались судьям на недостаточно компетентных, по их мнению, членов комиссий, или же указывали на технические ошибки в оформлении документов. Иногда даже заявляли об издевательствах. К примеру, говорит Синицын, ходили легенды, что члены комиссии ставили людей на колени и заставляли петь гимн Украины.

В итоге, суды «обиженные» правоохранители массово выигрывали – их восстанавливали на должностях пачками. По словам Павла Кащука, который проводил собеседования по Киеву и Николаеву, остаться в системе тогда удалось многим. По его оценкам, 80% тех, кто хотел остаться в системе, остался, потому что «имели на это время и деньги». Кто-то честно прошел переаттестацию, кто-то вовсе на нее не явился, другим вернуться на работу помог как раз суд.

Такие «обходные пути» имеют место еще и из-за того, что приказ №1465 об аттестации прописан крайне плохо, говорят волонтеры. В нем масса «дыр», противоречий с тем же Трудовым кодексом. Еще одна недоработка – этим приказом не предусмотрена аудио- и видеофиксация работы комиссий. Возможность свободно снимать и записывать, уверен Синицын, позволила бы членам комиссий развеять мифы о якобы издевательствах и притеснениях, а также показать, как ведут себя некоторые аттестируемые.

Згадайте новину: Глава Нацполіції України виступила за створення фінансової поліції

Незнание закона

Милиционеры удивили волонтеров не самым блестящим интеллектом. В ходе аттестации они проходили тесты: 60 баллов начислялось за общие знания и логику, и 60 – за знание законов. Из 20 правоохранителей, которые прошли через комиссию Сегеды, всего трое этот тест сдали.

На вопрос о том, кто в Украине является источником власти (по Конституции это – народ), милиционеры отвечали: Конституция, руководство или общественное мнение. Или, например, их спрашивали, какие меры пресечения существуют в Украине. По Уголовно-процессуальному кодексу их всего пять: заключение под стражу, залог, наблюдение командования воинской части, подписка о невыезде и личное поручительство. Милиционеры не могли не то что перечислить все, а даже просто назвать их количество.

К примеру, начальник райотдела одного из районов Киевской области набрал всего лишь 17 баллов из 60 возможных на тестах по знанию законодательства. По нему у комиссии возникло много вопросов, в частности, и по активному дерибану земли. Еще один случай – когда человек, к примеру, съел свой аттестационный лист. Однако были и позитивные истории – когда на аттестацию приходили абсолютно компетентные специалисты. Комиссия Сегеды, например, рекомендовала повысить абсолютно не претендующего на это правоохранителя, высоко оценив его профессиональные и личные качества.

Криминал

После самого собеседования комиссия имела право отправить тех, кто вызывал сомнение, на полиграф. Оттуда человек возвращался с закрытым конвертом, где были результаты. Половина таких исследований давала поводы для уголовных расследований. Дела должны были быть переданы в департамент внутренней безопасности, который имел право на основе этих результатов начать внутреннее расследование.

Згадайте новину: В Україні різко зросла кількість ДТП: аварій стало більше через п'яниць і дефіцит копів

Собеседники говорят: на полиграфе люди признавались в страшных вещах. К примеру, в уголовных преступлениях, иногда даже в тяжких, в пытках, в систематической коррупции.

«Все люди из ГАИ открыто говорили, что брали взятки. Мы видели случаи, когда по человеку даже в открытых источниках можно было прочитать, что он взяточник, по нему расследование проводит прокуратура», - говорит Синицын.

На комиссиях приходили к выводу, что таким людям не место в новой структуре. Но на деле все оказывалось наоборот: таким взяточникам все же удалось пройти в новую систему. Причем, некоторым из них – даже без проверки на полиграфе.

Но и те, кто все-таки проходил полиграф, часто запоминались членам комиссии благодаря разным историям. Порой – странным. Журналистка Маргарита Тарасова, которая работала в аттестационной комиссии Киева, рассказывает, что ее личными фаворитами на аттестации были представители отдела по борьбе с торговлей людьми.

Большинство кандидатов, которым предлагали пройти полиграф, охотно соглашались. Наверное, говорит Тарасова, думали, что смогут обмануть машину, ведь по итогу их результаты были неутешительными – все те же взятки, кумовство, крышевание нелегального бизнеса. Собеседница вспоминает еще пару случаев: один из аттестируемых сказал комиссии, что ему нужно посоветоваться с женой. Вышел в коридор, сделал звонок, вернулся и сказал, что жена ему запретила. А одну женщину-следователя на полиграфе заподозрили в связях с сепаратистскими организациями. Она объяснила это тем, что на вопросе у нее просто дернулась нога.

Везде свои

В марте-апреле этого года процесс переаттестации был поставлен на паузу – якобы с целью устранить огрехи и улучшить систему.

«Нас длительное время убеждали, что над этим работают и все будет исправлено. Но, фактически, мы это не увидели до последнего момента», - говорит Кащук. Закончилось тем, что контроль за подбором членов комиссий, который поначалу осуществляло американское независимое агентство ICITAP, перебрало на себя МВД. Функции отбора кадров, по словам волонтеров, перешли к людям довольно странным. Они называют фамилии: это Игорь Клименко – переаттестованый кадровик МВД, советники Авакова Михаил Апостол, Владимир Филенко, Иван Стойко, Иван Варченко. Эти люди стали ездить по областям и отбирать к себе в комиссии людей. Иными словами, в МВД начали создавать «карманную общественность» – набирать в комиссии «своих».

Читайте статью: Летний отдых копа Милевич: снова тату и купальники

«Так, к примеру, в Житомирскую комиссию попал Игорь Фадеев по кличке Москва – бывший криминальный авторитет 90-х. В конце концов в комиссиях остались милиционеры из «старой гвардии», замаскированные под общественность вроде представителей профсоюза сотрудников МВД», - говорит Синицын.

Он признается: им предлагали продолжать работу. Но комиссии сформировались так, что волонтеры сидели там в роли статистов. В состав комиссии входило 4-5 человек от МВД и один-два представителя от общественности.

Волонтеры рассказывают – приходили на собеседования люди, порой совсем не бедные. По словам Кащука, у некоторых о достатке говорила декларация о доходах, в которой были указаны дорогие авто и недвижимость. Другие, добавляет Синицын, «выдавали» себя внешним видом.

«Думаю, за это все берутся деньги, причем, неплохие. Были случаи, из слухов, когда в Николаеве предлагали 10 тыс. евро за одну фамилию – чтобы по человеку приняли «правильное» решение. Иногда перед нами сидели очень богатые люди, ты понимаешь, что это миллионеры долларовые – у него костюм только стоит тысяч пять. Или по открытым источникам можно было посмотреть их квартиры, жен и все остальное», - вспоминает Синицын.

Обратный ход для реформы

Глубокая реформа МВД, в целом, пока что так и не получилась: старая гвардия слишком жаждет сохраниться в системе, которая десятилетиями служила многим кормушкой. И переаттестация здесь помочь не смогла. Руками общественности, говорит Кащук, в МВД фактически легитимизировали процесс, который и стали называть реформой. Волонтеры пытались указать на провал руководству Нацполиции. Но в ответ услышали, что это «не реформа, а ее часть».

Користуйтесь консультацією: Вас зупинила на дорозі нова поліція? Ваші права. Пам’ятка водію.

«Сейчас они скажут, что провели реформу, уволили людей, однако вы нигде не найдете цифру, сколько там действительно уволено. Никаких открытых и публичных списков», - продолжает Кащук. По его словам, волонтеры со своей стороны неоднократно предлагали эти списки создать. Записать туда всех пофамильно и выложить в открытый доступ информацию о тех, проходил аттестацию – с ее результатом. Но на их просьбы в Нацполиции не отреагировали.

«Они это боятся делать, потому что может вылезти абсолютно другая статистика. И Аваков, и Хатия [Деканоидзе] иногда говорили, мол, то 20% уволено, то 50. Но каких-то четких и прозрачных данных до сих пор нет нигде», - говорит Синицын. Кащук же добавляет: в то время, когда эти данные озвучивали публично, на самом деле их еще просто не могло быть –  на тот момент не завершился срок подачи апелляции. Пока он длится, подбить статистику невозможно.

Что говорят в МВД

В самом Министерстве внутренних дел мнения о том, удалась ли переаттестация – расходятся. Деканоидзе, к примеру, заявляла, что переаттестацией милиции она недовольна, и еще долго не будет. Она также указывала и на коррупцию, и на восстановление уволенных через суды. Сам глава МВД говорил о том, что по состоянию на середину июля не прошли комиссии около 30% кандидатов в новую полицию, то есть, каждый третий. Но добавил, что окончательно завершить аттестации планируют уже к осени.

«Человек может десять раз сказать, что он взял три года назад взятку, но это не будет доказательством. Взятку нужно доказывать путем фиксации вымогательства, ее последующей передачи. То, что в полиции, милиции работают до сих пор люди, которые нарушали закон – это факт», - говорит Геращенко.

Не отрицает он и того, что в комиссиях и правда есть люди от МВД. Но попали они туда на общих основаниях.

Вспомните новость: Судья Мельничук решил, что взятка - не повод увольнения коррумпированного милиционера. И зарплату бедняге МВД должно выдать

В некоторых областях, рассказывает Геращенко, на комиссиях увольнялось до двух третей руководителей районными отделениями милиции. Некоторые из уволенных действительно пробовали восстановиться через суды – по Конституции у них есть такое право. В некоторых случаях эти жалобы одобрялись, в некоторых – нет. Для сотрудников правоохранительных органов была создана ситуация, при которой они могут подать апелляцию, и это повысило объективность переаттестации, считает советник министра.

«Особенно в прошлом году, в первые недели работы, были заявления отдельных представителей общественных организаций, что мы их будем косить, рубить. Это не было хорошо, поэтому такие люди и исключались из состава комиссии. – говорит Геращенко. - Кроме того, при принятии решений об увольнении кого-либо нужно помнить: если ты увольняешь из 10-ти сотрудников 8 или 9, нужно найти им замену. И за это тоже должны нести ответственность».

Для такой замены, уверен советник министра, в Украине остро ощущается дефицит кадров среди молодежи. В первую очередь, нехватка молодых сотрудников происходит из-за того, что мало кто желает работать за небольшие деньги. Сегодня зарплата многих сотрудников полиции ниже средней по Украине. Исключение – патрульная полиция.

«Мало кто хочет идти работать следователем на 3 тысячи гривен. Но денег в государстве на повышение зарплат пока что не предусмотрено», - признается Геращенко.

О том, что повышение зарплаты – ключевой фактор для борьбы с коррупцией в правоохранительной системе, публично говорила и Деканоидзе. По ее мнению, полицейские должны получать минимум 8 тыс. грн. Она же надеется, что бюджет позволит сделать это уже в следующем году. 

Автор: Александра Горчинская

Источник: Новое время

Згадайте новину: Найєм розповів про нову "кущову" систему Нацполіції

0
Комментариев
Оставьте Ваш комментарий:

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для добавления комментария.


Популярні судові рішення