24.12.2018
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях: telegram viber youtube

Незаконные задержания: есть ли выход?

В Украине проведен ряд реформ в сфере права, которые должны были бы искоренить практику незаконных задержаний со стороны правоохранителей, прежде всего — полицейских, сообщает zn.ua

Уголовный процессуальный кодекс (УПК) 2012 г., запуск системы бесплатной правовой помощи для каждого задержанного в 2013-м, реформа полиции — все это должно было бы улучшить ситуацию. Между тем количество нарушений остается на одном и том же уровне. Какие шаги необходимы для изменения действующих практик? Следует ли снова говорить об изменениях в законодательстве? На эти вопросы есть ответ.

Реформа Нацполиции преследовала цель избавиться от произвола правоохранителей, достигшего критической черты в ходе событий Революции достоинства. Наряду с известной коррупцией, в рядах правоохранителей всегда существовали такие явления как пытки с целью "выбить" явку с повинной и незаконные задержания с целью изолировать от внешнего мира и внушить чувство беспомощности для налаживания сотрудничества со следствием. Запрет пыток и право на свободу и личную неприкосновенность — фундаментальные принципы современных либерально-демократических обществ. Такие нарушения посягают на достоинство человека, что имеет огромные негативные последствия для него. Не только правового характера (ибо вследствие таких действий человеку часто угрожает реальное уголовное наказание), но и психологического, — мы на самом деле очень мало говорим о психологических травмах и необходимой реабилитации жертв таких действий. К сожалению, общество давно привыкло к этим явлениям, и о них просто не принято говорить.

За последние 10 лет были попытки сделать революционные шаги в преодолении указанных проблем. Например, УПК 2012 г. наконец определил время, в которое происходит задержание — фактическое лишение лица возможности свободно передвигаться и необходимости подчиниться законному требованию полицейского. На этом до тех пор действующая практика вычисления времени задержания с момента составления протокола (после продолжительной "экскурсии" по городу со стороны оперативных работников, которая могла занять не одни сутки) должна была исчезнуть. Однако на практике до сих пор существуют системные проблемы с размежеванием "фактического" и "процессуального" задержания. Это приводит к неуведомлению защитника лица о задержании и позволяет проводить внепроцессуальные допросы и другие следственные действия.

Читайте статтю: Наручники на камеру: яке має бути законне затримання особи та роль слідчого судді

Другой пример — реформа системы бесплатной вторичной правовой помощи (БВПП) 2013 г. Одно из достижений — к задержанному человеку, независимо от того, есть ли у него собственный адвокат, должен прибыть бесплатный адвокат из соответствующего центра, и только в присутствии такого адвоката он может отказаться в пользу своего. Наличие третьей незаинтересованной стороны в ходе задержания существенным образом снижает риск как незаконности задержания, так и дальнейших неформальных действий. Однако же для этого необходимо уведомить систему БВПП. С этим на практике существуют проблемы. Несмотря на проверки, сверки журналов, сообщения Координационного центра при Минюсте. 

Мы оказались в классической проблеме: нормы права на практике применяются совершенно не так, как прописанные, или они прописаны так, что их невозможно выполнить на практике без нарушений. Первый случай надо просто осознать и направлять реформаторские усилия на организацию управленческих процессов, обучение, надлежащий контроль и т.п. Потому что вносить изменения в законодательство можно бесконечно, но результат, к сожалению, часто противоположный желаемому. Например, известные "поправки Лозового" или закон о заочном осуждении.

Что касается второго случая, — законодатель должен прогнозировать следствия своих предписаний в практической деятельности. Поскольку чрезмерная тяжесть работы без достаточного количества кадров, достаточных квалификации и оборудования приводит к саботированию и использованию практик упрощения, в частности незаконных. Например, к т.н. "ордерному" порядку задержания, когда задержание происходит не на месте совершения преступления или сразу после него, а постфактум, через определенное время после установления лица, его совершившего. Из-за сложности взаимодействия с судами во время применения порядка задержания по постановлению судьи-следователя это превратилось в повальную незаконную практику. Яркий пример — задержание народного депутата Надежды Савченко. 

В целом произошло деформирование института задержания. Оно давно превратилось в самоцель. Относительно любого лица, которое застали во время совершения преступления, прокурор всегда будет хлопотать о мере пресечения в виде содержания под стражей, независимо от наличия рисков уклонения от следствия. Проще "иметь под рукой", чем применять другие меры воздействия. Глобальная причина — особенность построения процесса расследования, в нем отправной точкой до сих пор является получение от подозреваемого лица признания и других сведений, которые могут касаться совершенного правонарушения. Хотя в западном обществе задержание является вполне прозрачным и подконтрольным средством, которое правоохранители используют для прекращения правонарушений, обеспечения сбора доказательств с участием подозреваемого лица — или его изоляции в случае наличия обоснованных причин считать, что, находясь на свободе, подозреваемый будет препятствовать процессу расследования. При этом должны существовать обоснованные причины считать, что лицо причастно к совершению преступления, должны быть обеспечены его процессуальные права и гарантии. И лицо должно быть освобождено сразу, как только отпали основания для дальнейшего ограничения его свободы.

В целом все проблемы в ходе задержания — от слабости нынешних контролирующих механизмов. Как внутренних — деятельности лиц, ответственных за соблюдение прав задержанных, так и внешних — судебного контроля, процессуального руководства со стороны прокурора. Следственные судьи должны каждый раз проверять обоснованность и законность задержания лица, а не "механически" удовлетворять любое ходатайство следователей и прокуроров. Кроме этого, в государстве должен эффективно функционировать национальный превентивный механизм, что является инструментом мониторинга и выявления нарушений, применяемых к задержанным лицам. А ГБР нужно определить приоритетным в расследовании пыток и незаконных задержаний, которые почти всегда идут в связке друг с другом.

 В конце концов, на законодательном уровне необходимо определить единый порядок задержания во избежание юридических коллизий и спекуляции дефинициями.

 Во-первых, речь идет об окончательном отказе от "доставки" в порядке ст. 259 Кодекса об административных правонарушениях — "квазизадержания", которое, несмотря на критику европейцев и решение Конституционного суда 2011 г., до сих пор существует.

 Во-вторых, должна быть устранена проблема, согласно которой сейчас вообще невозможно задержать лицо за нанесение легких телесных повреждений, неквалифицированные хулиганство или мошенничество, незаконные действия с банковскими карточками и т.п., поскольку санкция за их совершение не предусматривает наказания в виде лишения свободы.

 В-третьих, есть несоответствие между т.н. "общественным задержанием" (ст. 207 УПК Украины) и задержанием уполномоченным служебным лицом, т.е. правоохранителем. Сейчас получается так, что полицейский может задержать человека, только если задержал его во время совершения преступления или увидел на его теле, одежде какие-то явные признаки преступления (кровь, характерную грязь и т.п.). А любой гражданин может задержать также во время беспрерывного преследования, т.е. погони за этим человеком. Это стало причиной того, что патрульные, скорее, применяют процедуру, которая на них не распространяется, чем законную. Конечный результат всего этого — избежание ответственности лицами, совершившими преступления, из-за непрофессиональных действий правоохранителей.

 В-четвертых, в Украине должен существовать действенный порядок "ордерного задержания", а не относительно тех лиц, к которым потом можно применить только самую строгую меру пресечения в виде содержания под стражей. Сегодня институт задержания по постановлению судьи-следователя, механизмы судебного вызова и розыска лиц работают так слабо, что правоохранители, прибегая к незаконным действиям, задерживают всех в порядке, предусмотренном для только что совершенных преступлений, о чем говорилось выше.

Авторы статьи: Евгений Крапивин, эксперт группы по реформированию органов правопорядка Реанимационного пакета реформ; Юрий Белоусов, исполнительный директор Экспертного центра по правам человека, соавтор исследования «Роль прокурора...

Читайте статью: Что делать, если близкий человек задержан, в рамках уголовного процесса? Мнение адвоката Каникаева Ю.О.

1
Нравится
  
392 Просмотров
Оставьте Ваш комментарий:

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для добавления комментария.


Популярні судові рішення
Название события
Загрузка основного изображения
Выбрать изображение
Текст описание события: