03.11.2018
Приєднуйтесь до нас в соціальних мережах: telegram viber youtube

8 тезисов из интервью с экс-главой НБУ

На посту главы НБУ Валерии Гонтаревой пришлось столкнуться не только с проблемами в экономике и финансовом секторе, но и с манипуляциями и угрозами в свой адрес, сообщает minfin.com.ua

Валерия Гонтарева пришла на должность главы Национального банка Украины в июне 2014 года, а спустя 3 года — 10 апреля 2017 года — подала заявление об отставке. С 1-го октября 2018 Гонтарева стала сотрудником Института международных отношений Лондонской школы экономики. Теперь она будет консультировать центробанки разных стран по по вопросам монетарной и валютной политики. Первый проект экс-главы НБУ — преодоление кризиса в Тунисе.

Валерия Гонтарева дала развернутое интервью редакции «НВ». В нем она поделилась воспоминаниями о работе на посту главы Нацбанка. «Минфин» выбрал несколько интересных моментов.

О ситуации на банковском рынке Украины в 2014 году

Я планировала тогда завершить реформу банковского надзора за год, в итоге мы сделали ее за три года. Если бы не долгая история с ПриватБанком [его долгами и национализацией], я думаю, сделали бы за два с половиной года. Ключевой вызов был с точки зрения макроэкономики.

Как макроэкономист я знала, какие дисбалансы были у нашей страны и что есть международное сообщество, готовое помочь и закрыть дыры в платежном балансе. Но вы вдруг переходите на свободное курсообразование, а тут вдруг теряете 10 % территории, больше 15 % ВВП и за один день у вас теряется 30 % валютной выручки.

Экс-глава НБУ объясняет: «Почему я занимаюсь сейчас монетарной политикой, консультирую другие страны? Потому что наш опыт банковской реформы вошел в учебники всего финансового мира. Раньше примером была реформа банковского сектора Турции в 1990‑х. Сейчас же нас везде приглашают делиться опытом».

Читайте статью: Валютная либерализация — шанс, которым нужно правильно воспользоваться

О манипуляциях и давлении во время работы в НБУ

«С первого дня под НБУ ходили проплаченные митинги. Во многих СМИ — полная дезинформация, манипуляции. Например, от Юлии Тимошенко, которая выходит и рассказывает, что Гонтарева выдала 300 млрд грн рефинансирования. А Гонтарева выходит в парламенте и показывает: когда она пришла в НБУ, задолженность по рефинансу была 110 млрд, а когда ушла — 19 млрд» — вспоминает экс-глава НБУ свою работу на госдолжности.

Гонтарева не скрывает, что многие депутаты пытались «продавить» нужные им решения: «За мое назначение проголосовали 346 депутатов, конституционное большинство. На второй день я захожу в кабинет Нацбанка, сажусь, тут же раздается телефонный звонок по внутренней связи. Человек представляется: «Я депутат такой‑то, я вчера за вас голосовал». И начинает что‑то просить. Таких позвонило человек десять, на десятом уже сарафанное радио им передало, что мне можно не звонить». И добавляет: “Меня очень удивило, когда с поста министра экономики уходил Айварас Абромавичус и говорил: «Мне позвонили и сказали». Я хотела тогда сказать: «Боже ты мой, сколько мне раз звонили и что‑то говорили».

Об угрозах в свой адрес

По словам Валерии Гонтаревой, она не согласилась бы стать главой Нацбанка «если бы представляла уровень давления».

«Конечно, угрожали. У меня даже была государственная охрана с октября 2014 года и пока меня не уволили. Много разных видов угроз было, включая эти гробы», — ответила экс-глава НБУ на вопрос, угрожали ли ей физически.

Экс-глава НБУ имеет в виду акцию активистов Нацкорпуса 1 марта 2017 года. Протестуя против российских банков, они принесли под стены Нацбанка гроб, в котором лежала кукла в тюремной одежде с лицом Гонтаревой.

Гонтарева также вспомнила о «недавнем заявлении Сергея Таруты», «который рассказывает, что Гонтареву надо посадить в тюрьму — это единственное место, где ценных свидетелей не убивают».

О нехватке поддержки от президента и правоохранительных органов 

«Я ждала от президента большей поддержки! Одно могу сказать, если бы президент не был согласен с линией, которую вел НБУ под моим руководством, сменил бы меня», — сказала Гонтарева. И добавила, что рассчитывала на большую поддержку со стороны правоохранительных органов, которым Нацбанк передал множество документов о недобросовестных банках.

«Я хотела большей поддержки от правоохранительных органов, которым мы передали три ваших здания бумаг про все эти банки-отмывки и банки-зомби. Это же все было передано. И вы понимаете, 90 банков, чтобы их вывести, надо было задокументировать, это тонны документов. И где оно все?» — спрашивает экс-глава НБУ.

Читайте статью:Проблемні питання зменшення розміру або звільнення від оплати судового збору

О национализации ПриватБанка

Мы влили в Приват 146 млрд грн, чтобы закрыть дыру. А постаудит нашел еще одну дыру в 38 млрд, мы и их влили. Вы представляете, о каких деньгах мы говорим? Это 40 % нашей монетарной базы. Это 33 % депозитов нашего населения.

Единственное, в чем мы пошли на уступку Привату, — так это в вопросе дэдлайна по рекапитализации. Когда Приват не выполнил первый дэдлайн — 1 апреля 2016 года, — он был сдвинут до 1 сентября 2016‑го. Но и это было в меморандуме МВФ все предусмотрено. После этого мы сразу получили транш.

А Коломойский рассказывал, что это рейдерство со стороны Нацбанка. Но там же никто ни копейки не заплатил по выданным кредитам. Капитала в этом банке никакого не было. Активов не было. Государство заменило активы госбумагами.

О ключевой проблеме банковского рынка Украины

В Украине очень высокая доля кредитов связанным лицам. При этом наихудшая ситуация наблюдается в банках, принадлежащих государству, – их использовали для выдачи кредитов представителям политических кругов.

«У нас самые большие проблемы были в наших системных банках. Это госбанки и Приват. Но в госбанках — это не столько кредиты связанным лицам в строгом смысле слова, это кредиты политической элите страны. Если для кого‑то «злочинна влада» была представлена Виктором Януковичем, то посмотрите на баланс этих банков, и вы поймете, что «злочинна влада» действовала на территории Украины лет 20. Госбанки использовали как хотели. Вот недавно история — нардеп Станислав Березкин, компания Креатив и так далее. Это же не семья Януковича уже, правда? А перед этим, посмотрите: братья Клюевы, до Клюевых вы других найдете. Весь политический олимп» — объясняет сложившуюся ситуацию Гонтарева.

Читайте статью:Новые правила кредитования могут поставить заемщиков в трудное положение

О том, что олигархи очень вольготно себя чувствуют в Украине

Правоохранительная система не работает — и это, по мнению экс-главы Нацбанка, самая большая проблема.

Мы у Жеваго взяли персональную гарантию, когда из банков был побег, когда население выносило деньги, — помогали ему с рефинансированием на выплату гарантированных законом депозитов, взяли у него в залог Белоцерковскую ТЭЦ.

Я тогда сказала Жеваго, что если он не выполнит персональную гарантию, то останется в одних трусах. В чем он остался? У него все есть. Где персональные гарантии? Все они оспорены в судах. Вы понимаете, какой беспредел у нас?

Так же у нас появились активы ПриватБанка. Но это оказались активы третьих лиц, которые даже в банке не были. Не было реальной оценки этих активов, которые входили в персональную гарантию. Мы в НБУ брали такие гарантии не только у Жеваго и Коломойского, но и у [бывшего владельца обанкротившихся банков VAB и Финансовая инициатива, собственника агрохолдингов Авангард и UkrLandFarming Олега] Бахматюка. Они должны были всем своим имуществом отвечать, даже часами. Но никто ничем не ответил.

Хорошо, а банки-отмывки? Олигархи хотя бы имеют какие‑то связи и способны «порешать». А банки-отмывки чем будут отвечать, какими активами? Вот был, например, банк Велес, который финансировал Батькивщину. Когда мы пришли по адресу этого банка, то его там просто не было. Скажите, как это?

Я знаю, сколько мы в Нацбанке передали НАБУ документов по тому же Привату. Я хочу увидеть, что они с ними делают, куда они их девают. Едят, что ли? 

Я понимаю, что у нас во всем, в чем виновна страна, должен быть виновен президент. Если мы так будем рассуждать, то, скорее всего, будем очень похожи на Россию. Не может один человек за всех сделать их домашнюю работу. Президенту повезло, что в НБУ пришли те, кто смог. Повезло, что в Минфин пришли те, кто смог. Повезло, что в Нафтогаз пришли. Вот еще бы пришли бы в НАБУ, в САП, в прокуратуру, в суды — тогда бы больше повезло.

О нападках Наливайченко

Гонтарева опровергла заявление Наливайченко, которое он сделал в начале октября: бывший глава СБУ утверждал, что Гонтарева якобы купила в Лондоне дом стоимостью 23 млн фунтов стерлингов (около $30 млн).

«Было смешно, когда совершенно безумный Валентин Наливайченко рассказывал по телевидению в тот день, когда мы снимали квартиру с моим сыном-студентом первого курса, что якобы Гонтарева купила в Лондоне дом за 23 миллиона фунтов. Он услышал, что я уже работаю в Лондоне, и дальше надо было делать подобные инсинуации. И этих безумцев кто-то еще показывает со всеми этими текстами. А вы в этот момент подписываете договор аренды маленькой двухкомнатной квартиры» — добавила экс-глава Нацбанка Украины.

Читайте статью:МЕТОДИ ОБХОДУ СИСТЕМИ PROZORRO

1
Подобається
  
523 Переглядів
Оставьте Ваш комментарий:

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для добавления комментария.


Популярні судові рішення
Назва події
Завантаження основного зображення
Вибрати зображення
Текст опис події: