06.10.2016
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях: telegram viber youtube

Что такое неправосудное решение, и когда за него можно привлечь к уголовной ответственности

Уголовное преследование обладателей мантий за заведомо неправосудные решения, с одной стороны, призвано очистить отечественную Фемиду, а с другой — может быть использовано для давления на суд. Вопрос правоприменения соответствующей нормы должен был урегулировать пленум Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел. Однако постановления нет до сих пор из-за противоположных позиций как судей, так и научных работников. В ВСС видят 3 варианта решения проблемы, причем все — без его участия.

Советская норма в настоящем

Как известно, за последние 2 года Генеральная прокуратура возбудила около сотни уголовных производств в отношении судей по признакам преступления, предусмотренного ст.375 УК «Вынесение судьей (судьями) заведомо неправосудного приговора, решения, определения или постановления». Хотя даже некоторые ученые считают перспективу этих дел призрачной.

На неоднозначности понимания «теории неправосудності» судами и прокуратурой акцентировало внимание и наше издание (см. №10/2015 «Зиб»). И вскоре, в марте 2015 года, Совет судей обратился к пленума ВСС с просьбой дать разъяснение относительно особенности применения ст.375 УК. Однако он так и не смог принять соответствующее постановление. Этому же вопросу была посвящена конференция «Ответственность судей в свете нового законодательства Украины», которую организовали совместно ВСС и проект Совета Европы «Поддержка внедрения судебной реформы в Украине».

Результат пошуку зображень за запитом "Что такое неправосудное решение, и когда за него можно привлечь к уголовной ответственности"

Пользуйтесь консультацией: Обжалование определений следственного судьи - как это

Так, заместитель председателя ВСС Станислав Кравченко обратил внимание на то, что норма об уголовной ответственности судьи за принятие заведомо неправосудного решения перешла к нам еще с УК советских времен и осталась в почти не измененной редакции. Причем долгое время она не вызывала особых вопросов и не возникало проблем с ее правоприменением.

Однако весной 2010 года «прозвучали первые тревожные сигналы». «Помним, как после принятия решения в одной из гражданских дел целая коллегия судей Апелляционного суда.Киева пошла на допрос в прокуратуру и должна объяснять, почему принято именно такое решение», — вспомнил Сек.Кравченко.

Ситуация еще больше осложнилась в 2012 году — после принятия нового Уголовного процессуального кодекса, согласно которому любое сообщение о совершении преступления должно автоматически вноситься в реестр досудебных расследований. И любая из сторон по делу, не соглашаясь с тем или иным решением суда, могла написать заявление в прокуратуру о вынесении неправосудного решения. Заявление регистрировалась, и работники правоохранительных органов проводили проверку. Согласно закону они по крайней мере должны были опросить судью.

Фактически появилась возможность давления на судей. Это и обусловило обращение ССУ в ВСС, чтобы последний сориентировал суды, действия судей могут квалифицироваться по ст.375 УК.

В поисках баланса

В ВСС отмечают чрезвычайную внимание правового сообщества к этому вопросу. «Такого у нас никогда не было. Фактически не осталось ни одного суда апелляционной инстанции, не предоставил свои замечания и предложения, отреагировало немало судей районных судов, Генпрокуратура, вся научная общественность выразила свое видение применения этой нормы», — рассказал С.Кравченко.

По его словам, суть работы над проектом заключалась в том, чтобы соблюсти баланс: с одной стороны, сохранить возможность привлекать судей за вынесение заведомо неправосудных решений, с другой — предотвратить то, чтобы этот механизм не применялся как средство давления.

Первые расхождения во взглядах как ученых, так и судей и представителей прокуратуры возникли по вопросу, кто должен оценивать неправосудность решения: суд или следователь с прокурором (см., в частности, «Кто сказал «преступление»?», №15/2016 «Зиб»)? Особенно ситуация обостряется, когда речь идет о судебное решение, принятое коллегиально. К согласию не пришли и до сих пор. Как и в том, можно ли говорить о неправосудность решения, если оно не отменено или не изменено в апелляционном или кассационном порядке.

Результат пошуку зображень за запитом "Что такое неправосудное решение, и когда за него можно привлечь к уголовной ответственности"

Пользуйтесь консультацией: Что такое вновь открывшиеся обстоятельства и как они влияют на приговор суда?

Европейская практика

Тем временем, даже если изъять из кодекса понятие «заведомо неправосудное решение», будет оставаться возможность привлечения обладателей мантий к ответственности за преступления в профессиональной деятельности по другим статьям УК. И здесь также есть немало вопросов.

Судья Верховного суда Хорватии, эксперт Совета Европы Джуро Сесса подчеркнул на особом статусе судьи, но подчеркнул: «Не все понимают, что независимость судьи в первую очередь важна для сторон, а не для того, чтобы он мог избежать ответственности». Эксперт сослался на некоторые положения заключения №3 (2002) Консультативного совета европейских судей. В частности, они определяют, что уголовная ответственность судьи не может наступать за неумышленные действия, например, если судья ошибся, когда не было умысла или злостной халатности». При этом Д.Сесса подчеркнул, что ошибки судей исправляет апелляционная инстанция. В то же время европейские принципы предусматривают, что стороны не могут судиться с судьей, а только с государством. Этот принцип закреплен в выводах европейских институтов и законодательстве многих стран.

Обращалось внимание на рекомендацию CM/Rec (2010) 12 Комитета министров СЕ 2010 года. В частности, в документе отмечается, что «толкование закона, оценка фактов или доказательств... не должны быть поводом для уголовной ответственности, кроме случаев преступного намерения». Также предусматривается, что «судьи не должны нести личную ответственность за случаи, когда их решения были отменены или изменены в процессе апелляционного рассмотрения». Следовательно, отметил судья, есть возможность уголовной ответственности, только «если имеет место злостный умысел или преступная небрежность».

Докладчик также уделил внимание и квалификации преступлений, которые могут быть инкриминированы его коллегам. «Что такое превышение полномочий? Если речь идет о взятке — тут понятно. Более чувствительным является «злоупотребление должностными полномочиями». Здесь может быть ответственность при наличии умысла, если надеялись именно на такой результат», — отметил он.

Д.Сесса рассказал о практике Хорватии, где его осудили за вынесенное 8 лет назад решение о выделении земли. Его обвинили в том, что он передал участок, злоупотребляя положением. ВС страны признал судью виновным, но Конституционный суд отменил это решение, и в новом процессе осужденного оправдали. Основанием стало то, что судья неправильно применил нормы из-за отсутствия четкого их определения законодательством. Кроме того, сложилась разная судебная практика по этому вопросу.

С научной точки зрения

Академик Национальной академии правовых наук Александр Костенко считает, что проблема определения заведомо неправосудного решения со временем будет обостряться, причем не только в Украине, но и в других государствах. Он проанализировал ст.376 УК, которая устанавливает ответственность за вмешательство в деятельность судьи с целью помешать выполнению им служебных обязанностей или добиться вынесения неправосудного решения. И отметил, что сегодня часто на судей давят, устраивая митинги, путем угроз физической расправы и тому подобное. И могут быть случаи принятия неправосудного решения не по доброй воле обладателя мантии, а под давлением.

Другая проблема. Как быть, когда, скажем, через 5 лет после вынесения решения признано, что по делу имела место фальсификация доказательств, и решение пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам? Знал ли судья 5 лет назад о фальсификации и умышленно применил эти доказательства?

Результат пошуку зображень за запитом "Что такое неправосудное решение, и когда за него можно привлечь к уголовной ответственности"

Читайте статью: Судебный прецедент или рекомендация от Верховного Суда

Вместе с тем ученый подчеркнул необходимость совершенствовать противоречивое законодательство. Ибо оно дает судье возможность, руководствуясь внутренним убеждением, выбирать, какие нормы применять. Также он предложил рассмотреть возможность предоставления апелляционным инстанциям права выявлять обстоятельства, которые могут свидетельствовать о принятии заведомо неправосудного решения. Поскольку, по его мнению, именно суд, а не следователь должен устанавливать такие факты и потом уже сообщать тот или иной компетентный орган.

Однако С.Кравченко не согласился с такой идеей, обосновывая свое мнение тем, что в УПК 2012 года не предусмотрено такого механизма, как отдельные определения. «Новый кодекс был подробно изучен экспертами СЕ и Венецианской комиссии. И мне не хотелось бы, чтобы мы вернулись к тому, от чего отказались», — аргументировал он свою позицию. Хотя уже есть случаи, когда неправосудность решения суда первой инстанции констатируется в тексте постановления апелляционного суда, а не в отдельном определении.

Одновременно заведующий кафедрой уголовного права и криминологии юридического факультета КНУ им. Т.Шевченко Петр Андрушко выразил «категорическое несогласие» с тем, что уголовное производство по ст.375 УК может быть возбуждено даже в случае, когда судебное решение не отменено. «Сначала решение должно быть признано незаконным, а потом уже на этом основании может решаться вопрос его правосудности или неправосудності», — заявил ученый, сославшись на позицию Европейского суда по правам человека.

Впрочем, он признал, что могут быть объективные причины того, что сомнительное решение не обжалуется. Например, в случае, когда обвиняемый и прокурор заключили соглашение о признании вины, вряд ли стороны ее оспаривают. Или когда лицо, не имеющее родственников, после вынесения приговора умерла.

Жизнь покажет

Поэтому в ВСС решили пока продолжить работу над поиском взвешенной позиции, а тем временем посмотреть, каким путем пойдет судебная практика. При этом учитывается, что уже есть решение о привлечении к ответственности по ст.375 УК, которые прошли все 3 инстанции, но их мало, чтобы делать обобщения.

В конце концов в ВСС надеются, что, когда соответствующее постановление не успеет принять пленум, свою позицию по этому вопросу выскажет уже новый Верховный Суд. Кроме того, ВС готовит представление в Конституционный Суд относительно соответствия ст.375 УК Основному Закону. Хочет получить ответ на вопрос, может ли вообще следователь или прокурор признавать решение неправосудным. И не исключено, что норма может быть вообще отменена как неконституционная.

Правда, промедление с формулировкой четкой позиции в этом вопросе создает возможность для дальнейшего давления на судей. В современных условиях неопределенность может играть на руку как так называемым общественным активистам, так и представителям власти. Немало обладателей мантий могут предпочесть освобождению от должности перед перспективой стать фигурантом дела о вынесении заведомо неправосудного решения.

От редакции

Пока верхи не могут дать себе совета с решением вопроса, низы ищут пути решения своих проблем самостоятельно. По данным КС, по состоянию на 20 сентября 2016 года на рассмотрении секретариата Суда находится конституционное обращение Галины Королевой и Оксаны Черных, в котором говорится, что на время подачи заявления судьям предъявлено обвинение в совершении уголовных правонарушений, предусмотренных ч.3 ст.371, ч.2 ст.375 Уголовного кодекса.

Заявители отметили, что содержание понятия «неправосудность» в законах Украины не раскрыто. В связи с этим ст.375 УК применяется в юридической практике неоднозначно.

Согласно ст.370 УПК судебное решение должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Законным является решение, принятое компетентным судом согласно нормам материального права с соблюдением требований уголовного производства. Обоснованным является решение, принятое судом на основании объективно выясненных обстоятельств, которые подтверждены доказательствами, исследованными во время судебного разбирательства и оцененными в соответствии со ст.94 УК. Мотивированным является решение, в котором приведены надлежащие и достаточные мотивы и основания его принятия.

Поэтому они просят единственный орган конституционной юрисдикции растолковать ч.1 ст.375 УК, в частности смысл слова «неправосудное» в контексте судебного решения и во взаимосвязи с ч.5 ст.124 Основного Закона.

Результат пошуку зображень за запитом "Что такое неправосудное решение, и когда за него можно привлечь к уголовной ответственности"

Читайте статью: Что думают судьи о статье 375 КК Украині «Постановление судьёй (судьями) заведомо неправосудного приговора, решения, определения или постановления»

А также объяснить:

• могут ли считаться неправосудными приговор, решение, определение или постановление суда, которые набрали законной силы?

• могут ли считаться неправосудными приговор, решение, определение или постановление суда, не отменены (изменены) судом в установленном законом порядке?

• являются тождественными прилагательные «неправосудный», «незаконный», «необоснованный» в контексте судебного решения, заведомое вынесение которого является основанием для привлечения к уголовной ответственности по ст.375 УК?

Заявители считают, что вследствие неоднозначного применения положений ст.375 УК судами, органами прокуратуры нарушены их конституционные права.

Правда, когда появится толкование КС и каким оно будет, можно только гадать. Однако это не умаляет важности как принятия постановления пленумом ВСС, так и обращение в КС Верховного Суда.

Комментарий «Зиб»

Дмитрий ЛУСПЕНЫК, секретарь пленума Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел:

— Для судей, как действующих, так и будущих, достаточно важным является понимание статуса судьи в контексте конституционных изменений и нового закона «О судоустройстве и статусе судей». Ведь статус судьи — это не только его права и обязанности, ответственность перед государством за принятые решения.

Должен признать, что ВСС за несколько заседаний пленума, к сожалению, не смог принять постановление об ответственности судьи за вынесение неправосудных решений. Мы не смогли согласовать несколько позиций, и это проблема, в частности, архаичности нормы, которая существует в ст.375 УК.

К нам поступали абсолютно противоположные позиции ученых, Верховного Суда, Генеральной прокуратуры, специальной антикоррупционной прокуратуры, Министерства юстиции. И мы хотели бы к ним прислушиваться. Однако общей позиции пока не найдено.

Александр КОСТЕНКО, академик Национальной академии правовых наук:

— Причина того, что и до сих пор нет постановления пленума, в отсутствии достаточной политической воли. Надо не вести все эти дискуссии, а сказать: вот есть такой способ решение проблемы. Здесь нужна политическая воля поставить точку и в постановлении пленума реализовать абсолютно однозначное определение понятия «заведомо неправосудное решение».

Петр АНДРУШКО, заведующий кафедрой уголовного права и криминологии юридического факультета КНУ им. Т.Шевченко:

— Что такое правосудие и неправосудность в условиях давления? Например, по телевидению показывают Оболонский районный суд.Киева. Под судом собрались представители одной и другой сторон и требуют решения в свою пользу. Драки, блокирование работы суда. Что это? А судья боится, что его встретят где-то после работы. Это тоже надо учитывать. А как быть, когда судья под давлением вынес законное решение? Теоретически законное решение тоже может быть неправосудным.

Автор статьи: Иван Григорьев

Источник: Закон і Бізнес

6
Нравится
Оставьте Ваш комментарий:

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для добавления комментария.


Популярні судові рішення
Название события
Загрузка основного изображения
Выбрать изображение
Текст описание события: