Как донимать сторону обвинения на досудебном расследовании

03.08.2020 | Автор: Черный Вадим
Задать вопрос автору
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях: telegram viber youtube
Как донимать сторону обвинения на досудебном расследовании - 0_62449000_1596394656_5f270ca0987c6.jpg

Жертвы полицейского произвола требуют от своего адвоката защиты всеми доступными способами. Хорошо еще, когда предлагаемые способы не слишком нарушают Уголовный кодекс. Рассмотрим целесообразность такой защиты.

Выгодно ли предотвращать нарушения прав подзащитного?

В качестве примера, возьмем обыск. Владельцу помещения, понятное дело, неприятно, когда роются в его шкафах и забирают его документы. Его естественное желание - остановить полицейских или хотя бы ввести их действия в законные рамки. Между тем, выигрыш стороны защиты от восстановления законности будет, в лучшем случае, нулевым. В абсолютно любой ситуации, полиция заберет то, что считает нужным. В отсутствие личного гранатомета, ни один адвокат не заставит полицейских оставить владельцу вещи или документы, которые сторона обвинения считает для себя интересными.

Вред же может быть огромным. Требуя от полиции соблюдать законность, адвокат лишает себя оснований для обжалования обыска и признания полученных в ходе него доказательств недопустимыми.

Задача адвоката на обыске сводится к работе психолога-любителя: объяснить клиенту, что полиция нарушает закон от неумелости, что такие нарушения хороши и полезны, что никакого вреда обыск не нанесет. В конце-концов, полиция уйдет, документы можно восстановить, компьютеры - купить новые вместо изъятых, выпить с коллективом виски и посмеяться над инцидентом. Пока полицейские не насилуют личную секретаршу клиента, на их действия следует махнуть рукой. Наоборот, полицейских следует поощрять в их ощущении безнаказанности. Добрым, панибратским отношением нужно убрать из их коллективной головы мысли о соблюдении процессуального законодательства. Задача адвоката - выиграть дело при его судебном рассмотрении, а не потакать нервному настроению клиента.

Как обычно, действует и противоположный способ: крайне агрессивное поведение адвоката, который своим скандалом отвлекает полицейских от мыслей о процессуальном законодательстве. Такой способ не экологичен и плохо влияет на нервную систему адвоката.

В конкретной ситуации, адвокат не возражал против вопиюще незаконных действий полиции при обыске, и получил множество убедительных оснований для возражений в суде.

Эффективно ли вести наступательные действия против обвинения?

Столкнувшись с невозможностью противодействовать обвинению процессуальными способами, клиенты встают на средний путь между восстановлением справедливости и нападением на прокурора в подворотне: требуют от адвоката забросать полицию исками и жалобами.

Прежде всего, адвокат может рассеять у клиента детскую уверенность, что на жалобы кто-то отреагирует, уполномоченный по правам человека бросится убеждать прокурора, а журналисты присядут бесплатно писать о произволе. Можно выделить несколько категорий жалоб.

Традиционные жалобы на процессуальные нарушения, включая предвзятость, некомпетентность следствия и вообще “клиент не виноват”. У вышестоящих чиновников нет никакого повода становиться на сторону защиты. Их никто не похвалит за соблюдение прав подозреваемого, а давление на прокурора или следователя им могут поставить в вину, добавив еще и коррупцию. Отношение “пусть суд разбирается” покрыло слоем ржавчины когда-то существовавший надзорный механизм.

Публикации в СМИ. Они бывают только платными, и все в системе это понимают. Как понимают и то, что за плату можно разместить любой материал, его достоверность никто не проверяет. Поэтому на публикации стали реагировать гораздо меньше, что кстати отразилось на ценах: на центральных сайтах можно разместиться за триста долларов. Публикации, которые раньше приводили к служебному расследованию, теперь игнорируются даже при аттестации. Неопытным, еще не битым прокурорам неприятно, когда про них пишут, но после двух-трех статей о себе, они перестают реагировать.

Переход на личности. Посмотрите, что вам удастся раскопать о личной жизни следователя или прокурора. Его фейсбук, декларации, электронная почта (да-да, это уголовное преступление, так делать нельзя; 500 долларов). Тут уж нет запрещенных приемов: инстаграм детей может дать ценный материал для наезда. В конце-концов, дети вашего клиента тоже задеты действиями прокурора. Однако и этот способ, будучи ярким, неэффективен. НАЗК и НАБУ не регистрируют и, когда их обязывает суд, не расследуют даже простейшие нарушения, очевидные из деклараций. Например, в прошлом году мои коллеги подали несколько десятков заявлений по полицейским и прокурорам, которые элементарно не указали в декларации вообще никакого жилья - как если бы они жили под мостом в коробке от телевизора. Ни по одному заявлению никто не привлечен к ответственности.

Адвокатские запросы в МВД и Офис генпрокурора. Теоретически, они должны запросить местного следователя и прокурора, и самостоятельно направить вам ответ. На практике, они поручают ответ местным исполнителям. Такое нарушение дает вам возможность требовать привлечения генерального прокурора к административной ответственности за отсутствие корректного ответа на адвокатский запрос. Так вы сформируете большое количество административных дел в суде, но результат будет нулевым.

Лавина жалоб. Адвокат может посадить технических сотрудников писать сотни жалоб по поводам от серьезных до пустяковых. Например, я подал жалобу на икону, размещенную прокурором в фотографиях его аккаунта телеграм. У стороны обвинения имеется три основных варианта достойного ответа: не отвечать вообще, отвечать одним письмом на сотню ваших жалоб, отвечать стандартным текстом, подставляя в него дату вашей жалобы. Вы можете рассматривать такой формальный ответ как отсутствие ответа по существу, направить новую жалобу на нарушение разумных сроков рассмотрения, а затем обжаловать в суд соответствующий отказ. Не забудьте указать, что просите суд рассмотреть жалобу с вашим участием. Прокурору все равно - он не явится в суд по этой жалобе, - но суду не понравится тратить время на ваш поток жалоб, и он надавит на прокурора. Следственный судья постарается упростить себе задачу, откладывая рассмотрение ваших жалоб и объединяя их. Такое объединение не предусмотрено процессуальным законом, поэтому вы можете подать апелляцию в части объединения, создав неприязнь к прокурору - но и к вам тоже - еще и в апелляционном суде.

На суд можно воздействовать потоком ходатайств о временном доступе. Запрашивайте от кого угодно что угодно. Адвокат планирует защиту на свое усмотрение, и суд не может сказать о злоупотреблении правом. Требуйте рассмотрения с участием вашим и владельца запрашиваемых документов. Когда суд назначит заседание, выступайте часами. Способ этот эффективен, но быстро испортит ваше общение с судом: применяйте его, когда следственный судья явно вступил в сговор с обвинением.

В случае, если ваш клиент находится в СИЗО, организуйте поток обращений в суд по ст.206 КПК, о нарушении его базовых прав. Каждый день в СИЗО даст ему основания для нескольких таких заявлений. Когда следственный судья начнет объединять обращения, подайте апелляционную жалобу на объединение.

Важно понимать, что все это давление работает в сравнительно мелких делах, но не заказных. Ведь вы создаете бумажную лавину против рядовых исполнителей, тогда как полицейско-прокурорское начальство, приняв заказ на вашего клиента, не тратит свое время на обработку жалоб.

Против вашего клиента работает не отдельный следователь, а государственная машина. Если следователю не хватит ресурсов отписываться от жалоб, ему дадут помощника. Если следственный судья не захочет рассматривать ваши бесконечные жалобы и ходатайства, он будет объединять их. Со своей стороны, вы будете тратить очень много времени и усилий, даже когда техническую работу ведут помощники.

Проще и правильнее - убедить клиента подождать суда.

Автор статьи: Черный Вадим

4367
Просмотров
4
Комментариев
Оставьте Ваш комментарий:

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для добавления комментария.


Популярные судебные решения
ЕСПЧ
0