11.04.2019    Просмотров:  298
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях: telegram youtube

Как ГП «СЕТАМ» с блокчейном на четырех компьютерах конкурсы выигрывает

9 апреля 2019 года Коллегия Антимонопольного комитета большинством голосов не поддержала решение об ограничении государственной монополии и создании рыночной конкуренции в сфере продаж арестованного имущества. Там объяснили, что комиссию до 5% от суммы сделок получает одно государственное предприятие, что неприемлемо. Особенно, когда речь идет о распродажах в крупных объемах: целых автопарков, земельных участков, промышленных комплексов и пр. О том, как защищать экономическую конкуренцию на рынке, если монополия создана законодательством или нормативной базой в интервью UBR.ua рассказала государственный уполномоченный АМКУ Агия Загребельская.

Соглашением об Ассоциацию между Украиной и Евросоюзом, а также договоренностями с МВФ для нашей страны предусмотрен целый ряд изменений в практической реализации антимонопольного законодательства Украины. Тем не менее, за АМКУ сохраняется репутация скорее политического, чем экономического органа. Чем это можно объяснить?

Как только не называли АМКУ, когда мы приступили к исполнению обязанностей в 2015 году. И Антимольный комитет, и Антиподпольный комитет. Не было даже четкого понимания, что такое концентрация, в каких случаях злоупотребление ею ведет к нарушению законодательства о защите экономической конкуренции.

Конкуренция — это топливо для инноваций. Без нее не существует ни качественной продукции, ни изобретений, ни прогресса. Без конкурентности на рынок не выйдет иностранный инвестор. Потому мировая общественность вообще и ЕС в частности требуют от нас отрегулировать ситуации на рынках, многие из которых в Украине до сих пор пребывают в состоянии монополии или олигополии.

Вообще говорить об экономической конкуренции на рынке, на котором работает государственное предприятие, уже не совсем корректно. А у нас на очень многих рынках существуют ГП, часто в положении монополиста. Как бы там ни было, государству сложно удержаться от соблазна поддержать компанию, с которой оно имеет прибыль.

Ряд из таких государственных предприятий имеют дело с так называемыми «природными монополиями».

У нас есть законодательно определенный перечень естественных, или природных монополий, но насколько они естественны в каждом случае?

За мной закреплены рынки общих и административных услуг, на них практически отсутствуют естественные монополии.

В каких случаях тогда АМКУ обращает внимание на тот или иной рынок?

Антимонопольный комитет обязан — это не наше право, это наша обязанность — реагировать на любые проблемы с конкуренцией на любом рынке. Есть и определенный перечень вопросов, в которых компания, ведомство или орган государственной власти обязаны, прежде чем совершить определенное действие, получить разрешение в АМКУ.

Это и пороговые показатели доходности компаний, и структурные признаки концентрации на рынке выше доли в 35%.

Если такое требование нарушается, АМКУ может наложить на компанию штрафы, причем немалые, не так ли?

Да, на предприятия мы можем наложить штраф. Но в случае с госорганом мы можем возбудить дело и обжаловать решения ведомств в суде. На государственные органы мы наложить штраф не можем — это санкция, которая рассчитывается, исходя из дохода/выручки компании, а у них нет дохода или выручки.

Так что вы можете?

Мы можем только обязать их совершить какие-либо действия, а в случае неисполнения — обратиться в суд, который может обязать их принудительно через исполнительную службу. То есть эффективных инструментов взаимодействия у АМКУ нет, и это большая проблема. Если говорить о моих рынках и моем опыте работы, то самыми большими нарушителями законодательства об экономической конкуренции чаще всего оказываются государственные и коммунальные органы.

Недавно начал функционировать институт, по которому государство должно получить разрешение АМКУ на какую-либо поддержку?

Да, прежде чем внедрять дотации, субсидии, субвенции или льготы, или любую другую государственную помощь, государство обращается к Антимонопольному комитету, который проверяет, не наносит ли такая помощь существенного вреда экономической конкуренции. И, как соотносится угроза конкурентности рынка с выгодой, которую получит адресат государственной помощи.

Кроме того, на согласование в АМКУ должны быть поданы все нормативно-правовые акты, которые влияют на экономическую конкуренцию в определенной сфере. К сожалению, далеко не все нормативно-правовые акты направляются нам, так как законодательно не предусмотрены какие-либо последствия за несогласование.

Например, Министерство юстиции принципиально не подавало на согласование в АМКУ нормативно-правовые акты, которые касались вопросов ареста имущества, а Фонд госимущества не направлял проекты нормативно-правовых актов, которые касаются авторизации электронных площадок, которые занимаются оценкой имущества и так далее.

К сожалению, наблюдается тенденция увеличения количества таких случаев, когда госорганы, которые должны согласовывать с АМКУ те или иные проекты нормативно-правовых актов, игнорируют это условие.

Одна из государственных монополий, о которых идет речь, — это электронные торги арестованного имущества, решение по которой принималось совсем недавно – 9 апреля. О чем там речь?

Если резидент Украины задолжал физлицам, компаниям или государству, в какой-то момент включается процедура принудительного взыскания этих долгов. Часть этой процедуры — арест имущества должника и последующая продажа такого имущества. Оно реализуется государственными исполнителями путем продажи на электронных торгах. На сегодня такой исполнитель один — государственное предприятие «СЕТАМ».

Именно Министерство юстиции как орган, который формирует государственную политику в этой сфере, определило, что заниматься продажей арестованного имущества будет одно государственное предприятие.

При этом речь идет об объемном рынке: продаются не только мобильные телефоны или бытовая техника, а большие бизнесы, земельные участки, коммерческая недвижимость, заводы и промышленные комплексы.

Как поступают другие в подобных ситуациях?

Мы проанализировали, как ведет себя государство на аналогичных рынках и как такие вопросы решены в государствах ЕС, Северной Америки и т.д. Рынки реализации имущества банков-банкротов, как мы увидели, конкурентны, в том числе в Украине. Реализация имущества банкротов тоже конкурентна — на этом рынке присутствует, на данный момент, ряд площадок. При этом объективных предпосылок этому мы не нашли.

В связи с этим мы рекомендовали Министерству юстиции урегулировать этот вопрос, так как это существенно повлияет на эффективность реализации арестованного имущества.

Помогло?

Министерство юстиции не исполнило наши рекомендации, мы возбудили против них дело, в связи с созданием препятствий для создания рынка. Рассматривалось это дело долго, по нему объявляли 10 перерывов, в основном по запросам Минюста. Было также два заявления о конфликте интересов, в адрес меня и в адрес руководителя департамента АМКУ и так далее.

К сожалению, вчера большинством голосов коллегия АМКУ не приняла решение, которое обязало бы Министерство юстиции Украины создать условия для экономической конкуренции на этом рынке. Часть моих коллег считают, что Минюст как реализатор государственной политики в этой сфере имеет право устанавливать монополию, часть — что совершенные ведомством действия формально удовлетворяют требования.

Какие именно действия совершило Министерство юстиции?

Из нормативно-правового акта был исключен пункт о том, что ГП «СЕТАМ» имеет исключительное право на проведение электронных торгов по арестованному имуществу. И предусмотрели два субъекта на этом рынке: администратора, который администрирует систему электронных торгов, хранит арестованное имущество, демонстрирует его потенциальным покупателям и тестирует площадки, которые хотят реализовывать его.

Второе — это операторы, которые занимаются непосредственно продажей арестованного имущества. На роль администратора был объявлен конкурс, подача документов на него длилась две недели, по результатам документы на конкурс подала только компания «СЕТАМ». Поконкурировала на конкурсе сама с собой и победила.

Почему так вышло? Ведь есть и другие госпредприятия…

Например, ГП «Прозорро-продажи» не смогли поучаствовать в этом конкурсе, так как за две недели не смогли привести свою деятельность в соответствие с требованиями конкурса, начиная с уставного капитала и заканчивая количеством филиалов.

Ряд частных площадок также не смогли поучаствовать в конкурсе, так как условия требовали задействовать технологию блокчейн, которую на данный момент не использует ни одна торговая площадка кроме ГП «СЕТАМ».

При этом сеть блокчейн ГП «СЕТАМ» состоит из четырех компьютеров, три из которых находятся в структуре Министерства юстиции и один — в общественной организации, интегрированной в процесс. То есть никак не реализует в полной мере возможности технологии.

Что касается операторов на рынке, то их было допущено несколько — но в том числе и ДП «СЕТАМ», так что компания выступает таким образом одновременно и администратором, и оператором торгов, то есть фактически монополия на рынке устранена не была.

Вознаграждение для компании, которая совмещает функции администратора и оператора, составляет около 5% от суммы сделки, а операторы получают до 1% от реализации арестованного имущества. Речь же идет, напомню, об имуществе, которое стоит десятки и сотни миллионов гривен.

Автор новости: ТАТЬЯНА РЫМАРЕНКО

298
Просмотров
0
Комментариев
Оставьте Ваш комментарий:

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для добавления комментария.


Популярні судові рішення
Название события
Загрузка основного изображения
Выбрать изображение
Текст описание события: