03.01.2019 | Автор: SH IV
Задать вопрос автору
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях: telegram youtube

Использование Искусственного Интеллекта в судебной системе. Часть 1.

Представьте себе судебный зал будущего, в котором юрист обладает всеми возможностями, глубиной исследования и юридическими знаниями, которые может собрать искусственный интеллект (ИИ). Это было бы впечатляющее использование инноваций и технологий.

А теперь представьте, что юрист обращается с этим отточенным правовым мастерством к неимущему обвиняемому в лице единственного адвоката, у которого нет ни одной из этих вещей.

Представьте, что заключенному отказывают в условно-досрочном освобождении на основе алгоритма, который определяет, что заключенный, скорее всего, совершит повторное правонарушение, но команда защиты не знает, что алгоритмы делают свои выводы из набора данных, которые,

По мере того как юридическая отрасль все активнее использует эффективные решения, в которых ИИ и машинное обучение могут оказать огромное влияние на баланс сил при рассмотрении и решении уголовных и гражданских дел, откуда возникают этика закона и концепция справедливости? И если новые юридические технологии могут реально расширить доступ к правосудию для граждан в таких странах, как Великобритания и США, как мы можем гарантировать, что такой доступ приведет к равному правосудию для всех? Может ли случиться так, что использование самой технологии не станет посредником для справедливости, которой будут следовать без вопросов, из-за её конструкции, не подлежащей сомнению?

Именно эти типы вопросов и многие другие, касающиеся влияния, которое юридические технологии, ИИ и алгоритмы будут оказывать на доступ к правосудию, правовой этики, прав человека и справедливого юридического представительства, которое Юридическое общество пытается решить с помощью своей новой общественной Политическая комиссия по алгоритмам в системе правосудия.

«В этой области есть два широких круга интересов», - объясняет София Адамс-Бхатти, директор по правовой и регуляторной политике Юридического общества. «Один из них связан с практическими последствиями технологии и права, а также с тем, как изменится юридическая практика. Но вам также придётся иметь дело с воздействием на сам закон в результате развития технологий и ИИ. Именно здесь вопросы правовой этики становятся действительно очень интересными».

Читайте статью: Юридичний стартап «Суд на долоні» випустив повний реліз і отримав першого корпоративного клієнта

Комиссия сосредоточит свое внимание на изучении использования алгоритмов в системе правосудия в Англии и Уэльсе, хотя она также будет «надлежащим образом учитывать и международные события», сообщается на веб-сайте Общества юристов. Одним из вопросов, лежащих в основе, будет вопрос о том, какие меры контроля, если таковые имеются, необходимы для обеспечения защиты доверия и основных прав человека в системе правосудия.

Комиссию из трех человек будут возглавлять Президент Общества юристов Кристина Блэклоус, где в состав входят София Олхеде, профессор статистики в Университетском колледже Лондона, и Сильви Делакруа, профессор права и этики Университета Бирмингема.

В поисках доказательств

Комиссары проведут три сессии доказательств, на которых широкий круг междисциплинарных экспертов представит доказательства по вопросу о том, как алгоритмы и их использование в рамках системы правосудия влияют на права человека и какие меры необходимы как следствие. 

«Это было преднамеренно сделано для того, чтобы вести беседу, которую мы, как юридическое общество, могли бы курировать, но посредством которой мы объединяем голоса различных заинтересованных сторон», - говорит Адамс-Бхатти. «Мы разработали его таким образом, чтобы объединить технологии, академическое исследовательское сообщество, специалистов по этике, юристов, мненние граждан, политологию и сторону правоохранительных органов - и все это для того, чтобы представить свои перспективы». Комиссия решила сосредоточиться на уголовном правосудии с самого начала из-за огромного количества исследований,

Адамс-Бхатти сказал, что как только Юридическое общество начало изучать влияние технологий на закон и то, как люди взаимодействуют с законом и судами, группе стало ясно, что основное внимание в этом упражнении должно быть уделено силе машинного обучения. «Машинное обучение и искусственная обработка ИИ всё чаще становятся источником реальных потенциальных преимуществ технологии, и закон начинает действовать», - объясняет она. «Способность превращать огромные объемы данных в знания и понимание, которые мы не могли сделать каким-либо другим способом - конечно, вручную, мы не могли бы сделать это - это возможность».

Например, для сотрудников правительственных правоохранительных органов - возможность использовать знания о том, что ранее представляло собой огромные объемы неструктурированных данных, и извлекать их таким образом, чтобы выполнять свои государственные обязанности намного проще при номинальных затратах по сравнению с наймом юристов, Адамс-Бхатти говорит, что для одного из этих правоохранительных органов на 1000 сотрудников огромная выгода - передача и просеивание этих данных и их выполнение с большей скоростью и эффективностью. «И в этом можно увидеть огромную привлекательность».

Тем не менее, Адамс-Бхатти утверждает, что выгода должна быть сбалансирована с необходимостью обеспечения, дабы усиленная технологиями прокурорская власть, не обеспечивалась за счет верховенства закона. По ее словам, жизненно важно, чтобы наша система правосудия была прозрачной, понятной, позволяла людям защищать себя в суде и отстаивала основных принципов равенства в глазах закона. 

«Мы должны сказать: «Хорошо, если эти инструменты доступны, как мы можем гарантировать, что они не искажают саму цель, для которой их было создано?», - говорит Адамс-Бхатти, приводя пример достижений в технологии распознавания лиц и наблюдения. Она отмечает, что, хотя некоторые подчеркивают, что распознавание лиц может быть отличным способом борьбы с преступностью в определенных областях, что может быть весьма полезным, оно поднимает вопросы о том, почему государство должно собирать данные о том, куда едут его граждане и т. д., только по причине сбора данных? «Конечно, как либертарианское общество, люди должны быть свободны ходить без опроса».

Либертариа́нство (англ. libertarianism; от лат. libertas — «свобода») представляет собой набор политических философий и движений, которые поддерживают свободу как основной принцип. Либертарианцы стремятся максимизировать политическую свободу и автономию, делая упор на свободу выбора, добровольное объединение, индивидуальное суждение и право собственности.

На самом деле, именно такого рода вопросы и этические дилеммы у экспертов-юристов не было возможности изучить в структурированном виде, что подчеркивает важность основной миссии Комиссии. «Меня поразило, что у нас была не только возможность взглянуть на это с точки зрения прав человека, но и действительно сосредоточиться на прекрасной возможности или, по крайней мере, на потенциальном обещании ИИ в обществе в целом и на том, сможем ли мы помоч решить некоторые из основных вопросов, которые лежат в основе этих дебатов», - предлагает Адамс-Бхатти.

Перевод: юридический ресурс Протокол

Читайте статью: Машинное обучение в юридической сфере: почему будущее еще не наступило

6
Нравится
  
852 Просмотров
Оставьте Ваш комментарий:

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для добавления комментария.


Популярні судові рішення