29.03.2016
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях: telegram viber youtube

«Проадвокатский» проект – адвокатская монополия: а кто-нибудь вспомнит, что это неконституционно?

Совет по вопросам судебной реформы при Президенте Украины подготовил проект изменений в Закон «Об адвокатуре и адвокатской деятельности». Этот законопроект имеет целью расширение профессиональных прав и обязанностей адвокатов, гарантий осуществления адвокатской деятельности, а также видов такой деятельности, совершенствует процедуру допуска к профессии, вносит изменения в систему органов адвокатского самоуправления и мн. др. Изменения касаются также положений относительно адвокатского запроса и оснований привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности. Кроме того, законопроект гармонизирован с положениями проекта Закона «О внесении изменений в Конституцию Украины (относительно правосудия)».

Даже сами адвокаты не скрывают, что указанный законопроект является «проадвокатским», поскольку усиливает профессиональные права и гарантии адвокатов. Тем не менее, представители адвокатского сообщества раскритиковали некоторые его положения, например, о децентрализации системы адвокатского самоуправления, а также указали на отсутствие четких критериев проверки личных и моральных качеств лица при сдаче квалификационного экзамена, что может привести к субъективности в оценивании.  

Вспомните новость: Адвокатська монополія на представництво в судах – мета керівників-контролерів адвокатського корпусу 

«Проадвокатский» законопроект

Внесение изменений в законодательство об адвокатуре – важный шаг судебной реформы, ведь усиление гарантий осуществления адвокатами своей деятельности и доступности юридической помощи является основой реализации принципа доступности правосудия и права каждого на справедливый суд. В силу этого важно, чтобы законодательство, которое регулирует деятельность адвокатуры, было качественным и должным образом проработанным.

Одним из направлений реформирования, над которым работает Совет по вопросам судебной реформы при Президенте, является адвокатура. Так, при Совете создана и функционирует рабочая группа по реформированию законодательства об адвокатуре и бесплатной правовой помощи, которая и разработала законопроект «О внесении изменений в Закон Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности». Но все ли так идеально в предлагаемых нормах законопроекта?

Как указывают идеологи реформы адвокатуры, ее цель – создание единой самоуправляющейся юридической профессии, которая будет влиять на общественные и государственные процессы и качество правосудия. Инструментами достижения этой цели, по их словам, должны быть объединение, а не ограничение, единые высокие профессиональные и этические стандарты, эффективное обеспечение прав и гарантий адвокатов. Именно из-за предложенного расширения профессиональных прав и обязанностей адвокатов, а также гарантий осуществления адвокатской деятельности данный законопроект уже успели прозвать «проадвокатским». «Судебно-юридическая газета» проанализировала его нормы и попробовала разобраться, так ли это на самом деле.

Итак, согласно законопроекту, адвокат – это физическое лицо, которое приобрело право на осуществление адвокатской деятельности в порядке, предусмотренном законом. Далее в законопроекте появляются новые термины – например, деятельность эскроу-агента, фидуциарная деятельность, рейтинговое голосование и пр. Кроме того, документом существенно расширяются основы адвокатской деятельности. Адвокатом может быть физическое лицо с высшим юридическим образованием, которое владеет государственным языком, а также имеет стаж работы в области права не менее 2 лет после получения высшего юридического образования. Совершенствуется доступ к профессии: магистерский уровень юридического образования + 2 года стажа (с 01.01.2018 – только стаж помощника адвоката и/или судьи); конвертация опыта практикующих юристов, упрощенный порядок доступа; письменное анонимное тестирование, практическое задание и собеседование (вводится в действие через 6 месяцев после вступления Закона в силу); отмена стажировки.

Что касается адвокатских объединений, в проекте прописано, что их участники могут заключать между собой договоры, регулирующие отношения между ними, не урегулированные уставом. Также документом установлена ответственность за качество правовой помощи и любых других услуг, предоставляемых клиентам в рамках осуществления адвокатской деятельности участниками адвокатского объединения.

Помощник адвоката и символика

Законопроектом изменяются требования к помощнику адвоката и его полномочия. Так, теперь адвокат может иметь помощников из числа лиц, которые имеют высшее юридическое образование не ниже первого (бакалаврского) уровня. Исходя из предлагаемых изменений, адвокат может иметь не более 3 помощников одновременно. Помощник адвоката выполняет его поручения по делам, находящимся в его производстве, кроме непосредственного представительства клиента в судебных заседаниях и следственных действиях, в которых помощник может принимать участие исключительно с адвокатом. Также помощник обязан хранить адвокатскую тайну и соблюдать Правила адвокатской этики. Ответственность за нарушение помощником адвоката адвокатской тайны и Правил адвокатской этики несет адвокат. Совет адвокатов региона по обращению адвоката, адвокатского бюро или объединения, заключившего трудовой договор с помощником адвоката, выдает удостоверение помощника адвоката установленного образца и вносит сведения о нем в Единый реестр адвокатов Украины.

Кроме того, нормами законопроекта вводится символика адвокатуры Украины. Адвокат при рассмотрении дел в судах может осуществлять свою профессиональную деятельность в мантии и с нагрудным знаком. Образец мантии и нагрудного знака утверждается Советом адвокатов Украины. При этом оговорено, что каждый адвокат Украины может в своей деятельности использовать символику адвокатуры Украины.

Эскроу-агенты и фидуциарная деятельность

Предложенными в проекте изменениями существенно расширяются виды деятельности адвоката. В документе значится, что одним из видов адвокатской деятельности является представительство интересов физических и юридических лиц в судах, в т. ч. Конституционном Суде Украины, третейских судах и международных судебных инстанциях, в исполнительном производстве, в государственных, международных органах и учреждениях, органах местного самоуправления, нотариате, перед физическими и юридическими лицами и их объединениями, не имеющими статуса юридического лица, чего не было раньше. Эта норма должна прийти на смену действующей, в которой говорится, что адвокат представляет интересы физических и юридических лиц в судах при осуществлении гражданского, хозяйственного, административного и конституционного судопроизводства, а также в других государственных органах, перед физическими и юридическими лицами.

Кроме того, вводятся абсолютно новые виды деятельности. Это и предоставление информации, консультаций и разъяснений по медиации, и обеспечение правового сопровождения, и участие в организации и проведении процедуры медиации, а также фидуциарная деятельность и деятельность эскроу-агента.

Фидуциарная деятельность – это деятельность адвоката, адвокатского бюро или объединения, которая заключается в получении и управлении имуществом (денежными средствами, ценными бумагами, валютными ценностями и т. п.) клиента от его имени в связи с предоставлением клиенту правовой помощи. Деятельность эскроу-агента – это деятельность адвоката, адвокатского бюро или объединения по поручению клиента по временному хранению депонированных сторонами договора, в выполнении которого клиент имеет интерес, документов, денежных средств, ценных бумаг, валютных ценностей или иного имущества до наступления предусмотренных таким договором фактов.

Исключительное представительство

Важным изменением является то, что согласно нормам законопроекта представительство интересов физических и юридических лиц в судах имеют право осуществлять исключительно адвокаты, кроме случаев, предусмотренных законом. Что касается исключений (установленных законом), то это:

  • трудовые споры; споры по защите социальных прав;
  • по выборам и референдумам;
  • незначительные споры;
  • представительство малолетних, несовершеннолетних, недееспособных.

Однако инициаторы изменений уточняют, что исключительное представительство будет вводиться поэтапно в:

  • Верховном Суде Украины и высших спецсудах – с 1 января 2017 г.;
  • судах апелляционной инстанции – с 1 января 2018 г.;
  • судах первой инстанции – с 1 января 2019 г.

Права и обязанности

Как уже упоминалось, проект изменений существенно расширяет права и гарантии трудовой деятельности адвокатов. Согласно ему, адвокат, кроме прочего, имеет право собирать доказательства любыми не запрещенными законом средствами, в т. ч. в установленном законом порядке запрашивать, получать и изымать вещи, документы, их копии, знакомиться с ними и опрашивать лиц с их согласия. Также адвокаты могут иметь идентификационный доступ к государственным реестрам, в т. ч. Единому реестру досудебных расследований, к автоматизированной системе документооборота суда в порядке, определенном соответствующим держателем реестра или автоматизированной системы по согласованию с Советом адвокатов Украины, кроме реестров, содержащих информацию, которая является государственной тайной.

Согласно изменениям, адвокат может применять не запрещенные законом технические средства без какого-либо разрешения должностных лиц или суда, в т. ч. с целью фиксации процессуальных и иных действий, в которых он принимает участие; привлекать специалистов, экспертов по вопросам, требующим специальных знаний, получать и подавать их выводы, в т. ч. в суд; иметь беспрепятственный доступ в помещения судов в рабочее время, а также в помещения судов, органов прокуратуры, полиции, министерства внутренних дел, правоохранительных органов, учреждений предварительного заключения и исполнения наказаний, органов государственной власти в любое время, если в этих помещениях находится или удерживается его клиент; обращаться с жалобой (заявлением) о поведении судьи, что может иметь последствием дисциплинарную ответственность судьи; участвовать в любых следственных и процессуальных действиях, в которых участвует клиент или которые проводятся в отношении клиента; страховать профессиональную ответственность и пр.

Что касается обязанностей адвоката, то в проекте прописано, что он не может совершать каких-либо действий, которые составляют опасность для клиента или его интересов, должен избегать риска конфликта интересов и безотлагательно уведомлять клиента о возникновении такого конфликта или угрозе его возникновения. Также адвокат должен хранить и защищать сведения, составляющие адвокатскую тайну; добросовестно пользоваться правами; платить ежегодные взносы на обеспечение адвокатского самоуправления и т. п.

Конфликт интересов

В проекте значится, что адвокат не может оказывать правовую помощь одновременно двум или более клиентам, интересы которых являются противоположными или достоверно могут стать противоречивыми, кроме случаев, когда такие клиенты совместно уполномочивают адвоката или в явной форме соглашаются на это после разъяснения им адвокатом принципа избегания конфликта интересов. Кроме того, адвокат не может представлять, защищать клиента, предоставлять ему другую правовую помощь, если он по этому же делу:

  • был адвокатом противоположной стороны;
  • исполнял обязанности судьи, прокурора, следователя, секретаря судебного заседания, переводчика, понятого, свидетеля, эксперта, специалиста;
  • выполнял функции нотариуса в вопросе, который имеет существенное значение для такого дела.

Также адвокат не может представлять клиента в деле против другой стороны, если он в связи с оказанием правовой помощи, других услуг, выполнением работ для такой другой стороны или пребыванием с ней в трудовых или гражданско-правовых отношениях получил от такой стороны информацию с ограниченным доступом, которая может быть использована в ущерб ее интересам в этом деле.

Адвокатский запрос

В проекте устанавливаются требования к адвокатскому запросу. В нем должны указываться цель и сведения об адвокате из Единого реестра адвокатов. К адвокатскому запросу добавляется ордер или поручение органа (учреждения), уполномоченного законом на предоставление бесплатной правовой помощи. Требовать от адвоката предоставления вместе с адвокатским запросом любых других документов запрещается.

При этом выписана норма о том, что злоупотреблением правом на адвокатский запрос считается: направление адвокатского запроса для получения информации, которая не является необходимой для оказания правовой помощи клиенту; использование информации, полученной на адвокатский запрос, для других целей, нежели предоставление правовой помощи клиенту; разглашение информации, полученной на адвокатский запрос, если такая информация отнесена к категории секретной, служебной или ее раскрытие будет нарушать права третьих лиц на защиту персональных данных или охрану интеллектуальной собственности, кроме случаев, когда такое разглашение необходимо для предоставления правовой помощи клиенту.

Дисциплинарная ответственность

В законопроекте указывается, что адвокат не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности за высказывание собственного мнения или позиции по делу, несогласие с решением суда, решением или позицией органа или должностного лица органа адвокатского самоуправления, любого органа государственной власти или местного самоуправления, или критикой такого решения или позиции.

Также изменяются виды взысканий. К примеру, добавляется денежное взыскание в размере до 2 минимальных заработных плат; для адвокатов Украины – приостановление права на занятие адвокатской деятельностью на срок от месяца до года, а для адвокатов иностранных государств – исключение из Единого реестра адвокатов Украины на срок от месяца до года. Для адвокатов Украины предусмотрено также взыскание в виде лишения права на занятие адвокатской деятельностью с внесением сведений об этом в Единый реестр адвокатов Украины, а для адвокатов иностранных государств – исключение из Единого реестра адвокатов (при этом в него включаются сведения о таком исключении) с лишением права на повторное включение на срок до 2 лет.

Денежное взыскание применяется исключительно за неуплату ежегодного взноса адвокатов на обеспечение реализации адвокатского самоуправления. Сумма денежного взыскания уплачивается адвокатом на счет соответствующего совета адвокатов региона не позднее 30 календарных дней с даты принятия решения по дисциплинарному делу.

Прекращение права на занятие адвокатской деятельностью может быть применено за:

  • представительство без полномочий, нарушение ограничений;
  • неоднократное злоупотребление правом доступа к реестрам;
  • нарушение присяги, значительный ущерб клиенту из-за противоправных действий;
  • разглашение адвокатской тайны, систематическое или однократное грубое нарушение Правил адвокатской этики.

Самоуправление и финансы

В проекте закона также существенно расширяется система адвокатского самоуправления. Согласно предлагаемым нормам, систему органов адвокатского самоуправления Украины составляют:

  • съезд адвокатов Украины;
  • конференции адвокатов регионов (АРК, области, Киева, Севастополя)
  • Совет адвокатов Украины;
  • советы адвокатов регионов (АРК, области, Киева, Севастополя);
  • Высшая квалификационно-дисциплинарная комиссия адвокатуры;
  • квалификационно-дисциплинарные комиссии адвокатуры регионов (АРК, области, Киева, Севастополя);
  • Высшая ревизионная комиссия адвокатуры;
  • ревизионные комиссии адвокатуры регионов.

Вносится еще немало изменений в этом вопросе. Если все обобщить, то создается обеспечение ротации в системе органов адвокатского самоуправления (максимум 2 срока по 2 года; тайное и рейтинговое голосование). Высшая квалификационно-дисциплинарная комиссия адвокатуры (ВКДКА), Совет адвокатов Украины (САУ), ревизионная комиссия подотчетны съезду. САУ формируется из глав советов адвокатов регионов. Вводится запрет кооптации.

В вопросе финансового обеспечения органов адвокатского самоуправления распределение средств происходит следующим образом:

  • 70% – на региональные органы;
  • 30% – на общенациональные органы.

Бюджеты и сметы утверждаются съездом. Распределение финансов контролируется независимым казначеем. Внедряется обязательный периодический аудит.

Критика

Как уже упоминалось выше, представители адвокатского сообщества раскритиковали некоторые положения законопроекта. Например, о децентрализации системы адвокатского самоуправления, а также об отсутствии в документе четких критериев проверки личных и моральных качеств личности при сдаче квалификационного экзамена, что, по мнению адвокатов, может привести к субъективности в оценивании.

Замечания к проекту изменений в закон об адвокатуре касаются и положений относительно адвокатского запроса и оснований привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности. Однако эти вопросы можно будет урегулировать в процессе обсуждения документа.

В то же время, некоторые эксперты обеспокоены изменениями в вопросе самоуправления. Так, представители руководства НААУ во время обсуждения законопроекта отметили, что стабильность работы адвокатского самоуправления поставлена под серьезную угрозу. В частности, речь идет о том, что проектом изменений в закон об адвокатуре предлагается сократить срок полномочий членов и руководства органов самоуправления с 5 до 2 лет. Кроме того, они указали на недопустимость отмены института стажировки: и стажировка, и статус помощника должны быть сохранены как возможности для входа в профессию для людей с разным опытом. По их словам, если возможности стажироваться не будет, юристы должны будут 2 года работать на минимальную зарплату помощниками адвоката, который может иметь меньше профессионального опыта, чем они сами. При этом установлено ограничение количества помощников до 3 человек.

Как видно, наряду с позитивными моментами существуют и сомнения. Однако, проанализировав положения законопроекта, можно с уверенностью сказать, что он действительно является «проадвокатским». Ведь как бы ни критиковали его нормы, большинство из них направлены все-таки на усовершенствование адвокатской деятельности, а также усиление прав и гарантий адвокатов.


КОММЕНТАРИИ ЭКСКЛЮЗИВ

Алексей Филатов, заместитель главы Администрации Президента, координатор Совета по вопросам судебной реформы

– По этому законопроекту еще большая работа впереди. Рабочая группа достаточно долго трудилась над ним. Пришлось не то чтобы в принудительном, но в настоятельном порядке заканчивать эту работу, потому что ее можно продолжать бесконечно. Мы решили зафиксировать результат работы группы в том виде, в котором он есть, вынести его на публичное обсуждение, получить обратную связь от адвокатов и других заинтересованных лиц и затем продолжить обсуждение. Я бы взял, наверное, еще как минимум месяца полтора на работу с этим проектом прежде, чем на Совете по вопросам судебной реформы его утверждать. Ведь до сегодняшнего момента Совет не утверждал данный законопроект.

Роман Куйбида, член Совета по вопросам судебной реформы

– Мне кажется, этот законопроект должен быть связан с законопроектом «О высшем юридическом образовании», который предусматривал бы доступ к юридической профессии. Идея состоит в том, чтобы по результатам учебы в вузах выпускники проходили единый общегосударственный экзамен и после получения определенного опыта могли идти на квалификационный экзамен в адвокатуру. А у нас выходит, что квалификационный экзамен просто повторяет те же вопросы, что сдают выпускники. Очевидно, надо разграничить: теоретические знания должны проверяться после выпуска единым экзаменом, а практические навыки – в рамках квалификационного экзамена. Т. е. должна быть связь с юридическим образованием, а пока ее нет.

Второе, что, по моему мнению, является принципиальным, это то, что адвокат должен иметь право выбора ассоциации, к которой он хочет принадлежать. Должна быть какая-то конкуренция между ассоциациями, а не так, как у нас: создали одну и, по сути, всех туда загоняют. Много адвокатов выступают против этого. Можно предусмотреть, что адвокат должен принимать участие в ассоциации, но, по крайней мере, он должен иметь право выбора.

Я считаю, что утверждение данного законопроекта не является большим приоритетом на сегодня. Не исключаю, что он может быть привязан к изменениям в Конституцию, ведь там есть много вещей, которые связаны друг с другом. Думаю, где-то в конце лета он может быть зарегистрирован в парламенте.

Петр Бойко, глава Совета адвокатов Киевской области

– Я был одним из сторонников того, что нынешний закон не нужно трогать, так как его недавно приняли, и он себя еще не показал. Только пошла какая-то стабилизация, а у нас опять что-то меняют. По моему мнению, не существует такой кардинальной необходимости внедрять новации. Что касается изменений, то они, считаю, несущественны. Не будет стажировки, но это не решает, к примеру, вопроса о том, что идет увеличение числа адвокатов. Их количество увеличивается, в первую очередь, за счет того, что много прокуроров уволили за коррупцию, судей – через люстрацию и т. д. Второе. Какие бы права и гарантии ни принимали, если их не отобразить в существующих кодексах, это не будет иметь абсолютно никакого значения. Единственный и огромный позитив данного законопроекта в том, что он влечет монополию на представительство адвокатов в судах. Это очень позитивный шаг. Все остальное – мелкие «косметические» изменения.

Если бы они дали возможность поработать с законом хотя бы несколько лет, посмотреть, какие есть недостатки, а потом все их исправить, это был бы один вопрос. Еще раз отмечаю: огромный позитив, ради которого можно принимать этот закон – это установление монополии. Это действительно надо. И даже не столько для адвокатов, сколько для тех граждан, которые пользуются услугами адвокатов. Непрофессиональность надо искоренять. Все остальное – это аспектные изменения, «подрисовка фасада». Однако, по моему мнению, «стены фундамент не меняют».

Александр Пасенюк, судья Конституционного Суда Украины, экс-председатель ВАСУ

– По моему мнению, отстранить от участия в суде правозащитника будет неправильно. Да, действительно, по отдельным категориям дел надо допускать только адвоката. Допустим, во Франции, Германии в кассационных и апелляционных судах в определенной категории дел выступают адвокат и специализированный адвокат, который работает только по этим делам. Иногда допускаются люди непрофессиональные, чтобы представлять интересы, допустим, незаинтересованных лиц. Но это лишь исключения. А когда такая идея пронизывает весь законопроект, это не совсем правильно. Ведь практически положения проекта продвигают адвокатскую монополию. Профессиональные люди, правозащитники больше не смогут представлять интересы простых граждан в суде. Кроме того, учитывая, что у нас через муниципальную адвокатуру собираются оказывать бесплатные услуги – это нонсенс. Адвокат оказывает платные услуги. Причем плата за предоставление правовой помощи очень высокая. В советское время это была общественная организация, и она окупалась. А сейчас адвокат должен арендовать помещение, платить зарплату тому же бухгалтеру, т. е. он находится на самообеспечении. И естественно, для того, чтобы организовать его работу, необходимы высокие гонорары. Собственно, поэтому, наверное, закон и лоббируется.

Наталья Блаживская, судья Высшего административного суда Украины

– На сегодняшний день, считаю, адвокаты должны активно включаться в этот процесс, чтобы избежать в окончательном тексте закона каких-то норм, которые потом помешают им осуществлять свою профессиональную адвокатскую деятельность. Мы должны понимать, что мировой опыт – это представление интересов граждан, как минимум, со второй инстанции (с апелляционной) именно профессиональными адвокатами. Поэтому то, чем мы должны быть обеспокоены – чтобы в адвокатском сообществе были профессионалы. Именно им будет вверена судьба человека. Ведь для каждого человека один и тот же вопрос по-разному важный. Для кого-то это вопрос его жизни, а для кого-то, например, важно назначение пенсии в том размере, который, он считает, заслуживает. Со своей стороны я призываю все адвокатское сообщество сделать все для того, чтобы лишь профессионалы могли получить доступ к профессии.

Ярослав Романюк, председатель Верховного Суда Украины

– На мой взгляд, намерение ввести адвокатскую монополию – оправданный шаг, который нацелен не столько на удовлетворение нужд адвокатов, сколько на повышение качества правосудия. Во многих категориях дел предоставление качественной правовой помощи поможет суду правильно разобраться и вынести справедливое решение, а также эффективно возобновить нарушенные права лиц, которые обращаются в суд.

Я понимаю, в чем сложность этого вопроса. Раньше такого не было, и сейчас, когда государство прибегает к такому шагу, он неоднозначно воспринимается разными представителями юридического сообщества, например, приветствуется адвокатами, но другими специалистами в области права – наоборот. Раздаются призывы относительно неконституционности, о том, что это, по сути, дискриминация лиц, которые являются специалистами в области права, своего рода запрет на профессию. Но надо обратить внимание и на тот опыт, который существует в других странах: Англии, Франции, Италии, где не любой адвокат, а лишь специально аккредитованный, который прошел соответствующую подготовку и получил разрешение, имеет право представлять интересы граждан в суде. Таким путем пошли и страны бывшего социалистического лагеря (например, Польша, Венгрия), и страны бывшего СССР (к примеру, Литва, Эстония), где участие адвоката обязательно. Таким путем предлагается совершать реформирование и в Украине.

Другой вопрос, стоит ли радикально прибегать к таким шагам. Опять-таки, из международного опыта: те суды, которые решают вопросы права (а это кассационные или суды 4 уровня, например, как в Украине – Верховный Суд), имеют задачей не столько решить конкретное дело, сколько найти путь и способ решения конкретного дела, растолковать норму закона, разъяснить, как правильно ее применять на практике, для того, чтобы направить судебную практику в правильное русло. Что касается судов нижестоящего уровня, первой и апелляционной инстанций, то мне кажется, что далеко не по каждому делу уместно внедрять обязательное представительство адвокатами. По делам, где отстаиваются особенно важные права, к примеру, право собственности, право на землю, на жилье – возможно, уместно. По другим делам, которые не несут особой важности или сложности в применении норм права или установлении фактических обстоятельств дела – возможно, и неуместно. К примеру, дело о взыскании задолженности по заработной плате: факт задолженности подтверждается письменным документом, и особой сложности в решении таких дел нет.

По моему мнению, к этому вопросу нужно подходить дифференцировано. На уровне кассационного суда и Верховного Суда стоить внедрять т. н. монополию адвокатуры, а на уровне суда первой и апелляционной инстанций и по отдельным категориям дел можно определить в законе и дать право суду принять решение об обязательном участии адвоката в деле. Но это когда речь идет о гражданском, хозяйственном, административном праве. Если речь идет об уголовном праве – право на свободу является настолько важным, что, наверное, правильно было бы, чтобы защитником лица, который подозревается или обвиняется в совершении уголовно наказуемого деяния, был исключительно профессиональный адвокат.

Регина Гусейнова, член Совета адвокатов Киевской области

– Проект Закона «О внесении изменений в Закон Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» вызывает немало вопросов. Прежде всего, я бы хотела обратить внимание коллег на один крайне важный аспект, который ставит под угрозу не только репутацию адвокатуры, но и существование института адвокатуры в том понимании, которое существует в цивилизованном мире. Не является большой тайной, что в последнее время репутация адвокатуры пошатнулась. И не последнюю роль в этом сыграло принятие в ряды адвокатуры лиц, ранее работавших следователями, прокурорами, судьями, которые преследовали «майдановцев» во время Революции Достоинства, выполняли преступные приказы, принимали неправомерные решения, препятствовали адвокатам выполнять их обязанности. В КДКА просто нет рычагов влияния на эту ситуацию, потому что в Законе отсутствуют соответствующие статьи.

Авторы нового очередного законопроекта или забыли, или сознательно не прописали статьи, направленные на устранение коррупционных рисков для украинской адвокатуры. Эти риски возникли вследствие получения адвокатских свидетельств бывшими работниками правоохранительных органов. Непонятно, почему авторы законопроекта просто проигнорировали такую вопиющую проблему, о которой все время напоминает адвокатское сообщество. Весь законопроект не стоит бумаги, на которой он напечатан, если не будут устранены факторы, порождающие коррупцию.

Сейчас возникла настоятельная необходимость внести немедленные изменения в Закон «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» в связи с большим количеством лиц, работавших в органах дознания, силовых ведомствах, прокуратуре, которые стремятся получить квалификацию адвоката. Адвокатура Украины на сегодня не имеет правовых оснований не принимать документы от лиц, которые, работая в органах дознания и других правоохранительных подразделениях, препятствовали адвокатам осуществлять их деятельность. Кроме того, рост числа бывших сотрудников силовых ведомств в рядах адвокатуры ведет к тотальной коррупции в рядах правоохранительных органов. Ведь бывшие силовики, получив адвокатские свидетельства, пользуются своими связями и влиянием. Адвокатура Украины в лице территориальных органов адвокатского самоуправления не может самостоятельно проводить расследования по лицам, которые работали в правоохранительных органах и препятствовали адвокатам осуществлять их профессиональную деятельность.

Поэтому справедливым и обоснованным считаю решение не допускать к сдаче адвокатских экзаменов в течение 3 лет лиц, работавших в силовых ведомствах. Это снижает возможные коррупционные риски в работе адвоката с правоохранительными органами. Кроме того, данные изменения будут служить сдерживающим фактором для работников силовых ведомств. Очевидно, в проекте стоит прописать п. 5 ст. 6 в следующей редакции: «Приобретение права на занятие адвокатской деятельностью. Организационная форма адвокатской деятельности»:

2. Не могут быть адвокатами лица, которые:

5) находились на службе в милиции, полиции, СБУ, фискальной прокуратуре, налоговой милиции, а также судьи, независимо от звания, должности, квалификации и выслуги лет – в течение 3 лет со дня увольнения».

Олег Рачук, президент Ассоциации адвокатов Украины

– Фактически мы имеем внесение изменений в Закон «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», а не новую редакцию как таковую. Однако там есть вопросы, которые, условно говоря, революционные. По моему мнению, эти изменения вызваны той практикой и теми недостатками, которые показала жизнь в процессе реализации положений данного закона. Соответственно, инициаторы законопроекта формировали внесение изменений по тем или иным вопросам. Это непосредственно и по адвокатскому запросу, по стажировке, по органам адвокатского самоуправления, по срокам и многим другим вопросам, которые освещены в данном проекте.

Первое – это допуск к сдаче кандидатского экзамена. Непосредственно та норма, что кандидат должен иметь полное юридическое образование, а именно магистерский уровень, чего раньше не было обозначено. В данном случае четко сказано, что нужно иметь магистерский уровень. Помощником адвоката может быть бакалавр. Это такие вопросы, которые показали необходимость их внесения. Далее исключена статья о стажировке, однако в примечаниях сказано, что те, кто начал проходить стажировку, смогут ее закончить. Ограничено количество помощников до 3 человек. На сегодняшний день такой нормы не было. Это норма принципиальная, поскольку, например, у меня на данный момент их 5. Я понимаю, что те, кто получил статус помощника, скорее всего, останутся. Сказать, что эта норма ограничивает, трудно, она, по крайней мере, четко регулирует количество помощников. Организационные вопросы остались те же, единственное, что нормами закона прописано, что теперь и адвокатские объединения будут нести ответственность за те или иные действия адвокатов, которые являются их членами. Все это вопросы, которые возникали на практике, и некоторые «шероховатости» данный законопроект устраняет.

Расширен порядок адвокатской деятельности, например, классические виды деятельности дополнены деятельностью эскроу-агента и фидуциарной деятельностью. Также, чего раньше не было, собственно, в адвокатской деятельности – это проведение процедуры медиации. Все это является новациями в законе.

Принципиален момент, что раньше нужно было собирать сведенья о фактах, которые могут быть использованы как доказательства, а по законопроекту предусматривается собирать доказательства любым способом и не запрещенными законом средствами. По факту собрания они уже будут признаны как доказательства. Вопрос в том, будут ли их принимать или нет, но это уже будет не информация, а доказательство. По моему мнению, это является очень позитивным моментом.

Четко выписаны права адвоката и его непосредственная защита. Указывается, что адвокат в рабочее время имеет доступ к помещениям суда, органов прокуратуры и др. Это те детали, которые подсказаны самой жизнью, и возникла необходимость прописать их в законе. Также по реестру расширено количество рабочих мест. Раньше, например, было одно, а сейчас можно указывать несколько. Интересной является норма об избегания конфликта интересов – раньше она тоже отсутствовала.

Обсуждение данного законопроекта началось недавно. Конечно, есть ряд моментов, которые не то что спорные, но имеют разное виденье. Например, бытует мнение, что внесение изменений относительно ограничения полномочий руководителей органов адвокатского самоуправления двумя сроками по два года, неуместно. Сторонники действующих норм считают, что это небольшие сроки реализации функций. Я не акцентирую внимание на этом, потому что здесь как бы «палка о двух концах». Есть вариант, что могут быть позитивные последствия, и есть – что негативные. Однако я считаю, что в органы адвокатского самоуправления должны идти люди уже подготовленные. Другими словами, тут времени на раскачку нет. И вопрос децентрализации адвокатского самоуправления, по моему мнению, требует доработки. Совет адвокатов в регионе является ключевым элементом и должен исполнять свои функции. Но и Национальная ассоциация адвокатов Украины и Совет адвокатов Украины должны систематизировать свою работу и формировать единую политику адвокатуры по тем или иным вопросам, а также отвечать за методологическое, информационное обеспечение. Здесь я вижу преимущества. Но вся работа должна быть на местах.

Автор статьи: Яна Собко

Источник: «Судебно-юридическая газета»

 

 

0
Нравится
Оставьте Ваш комментарий:

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для добавления комментария.


Популярні судові рішення
Название события
Загрузка основного изображения
Выбрать изображение
Текст описание события: