14.07.2015
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях: telegram viber youtube

Глава АМКУ Юрий Терентьев: «Показатель эффективности работы АМКУ – это не рост штрафов, а рост конкурентных рынков.»

Антимонопольный комитет Украины и Нацкомиссия по регулированию в сфере энергетики и коммунальных услуг - два органа власти, которым отведена главная роль в процессе "деолигархизации". Так президент Петр Порошенко назвал процесс отделения крупного бизнеса от власти.

Пока что "деолигархизация" выглядит как попытка переделить собственность в пользу бизнесменов, приближенных к правящим элитам. Причем, в процессе принимают участие не только "люди президента", но и "люди премьера". Странные события вокруг "Нефтегаздобычи", попытки договориться по "Укрнафте" и "Укртранснафте" и многие другие случаи выглядят слишком непонятно на фоне бодрой революционной риторики властей. Равно как выглядит странно и попытка в ручном режиме создать процветающий капитализм в отдельно взятой Одесской области, куда назначен губернатором возможный будущий премьер Украины Михеил Саакашвили.

В теории, Антимонопольный комитет должен наконец перестать охранять монополии, которые с начала независимости возникли в Украине. Именно тотальный контроль над отдельными отраслями позволяет олигархам получать сверхприбыли, за счет которых они могут и сохранять неэффективную структуру бизнеса, и подкупать нужных чиновников.

Во времена Леонида Кучмы, Виктора Ющенко и Виктора Януковича, АМКУ упорно не признавал засилье Рината Ахметова в энергетике, Дмитрия Фирташа в химии и поставках газа, Игоря Коломойского в авиации. Нормативная база была выписана так, что в тепловой энергетике Ахметов - монополист, но тепловую энергетику Комитет не учитывал. Вместо этого он оперировал понятием "генерация", в которой доминирование Ахметова размывал гигантский "Энергоатом". Аналогично, были выстроены понятийные ряды и всем другим случаям.

На страже этих норм стояли люди, которые по всем косвенным признакам были лояльны к олигархам. Алексей Костусев, Василий Цушко и прочие руководители АМКУ (включая первых заместителей) всегда готовы были грудью встретить атаки на сильных мира сего.

Юрий Терентьев - молодой руководитель, не имеющий давнего опыта сотрудничества с олигархами. На должность главы АМКУ он пришел с поста главного юрисконсульта комбината "Арселор Миттал Кривой Рог". По всей видимости, его назначение было сделано по квоте президента. Если так, уже скоро Комитет должен включиться в процесс активной деолигархизации. В свою очередь, Нацкомиссия по регулированию в сфере энергетики и коммунальных услуг должна урезать тарифы монополий, чтобы владельцы крупных ФПГ стали более сговорчивыми.

Очевидно, с целью "усилить" АМКУ совсем недавно был заменен весь персональный состав уполномоченных комитета. Это те люди, которые собственно и принимают коллективные решения, которые подписывает руководитель.

Впрочем, Терентьев не производит впечатления верного солдата партии и деолигархического фанатика. Напротив, он крайне осторожен и грамотен. В сложных ситуациях, он склонен прятаться за буквами закона, что как минимум говорит о его попытке самостоятельно осмысливать любой свой шаг. А значит, "деолигархизация" вполне может пойти не так революционно, как этого ожидают активисты и сторонники президента.

Згадайте новину: Антимонопольний комітет України очолив Юрій Терентьєв

***

- Вас назначал президент?

- Представление о моем назначении вносил премьер-министр Арсений Яценюк. Я назначен постановлением Верховной Рады.

- По данным ЭП, согласно договоренностям с коалицией должность главы Антимонопольного комитета была зарезервирована за президентом. Кто подал представление - это формальность.

- Мне сложно это комментировать.

Антимонопольный комитет - это орган, близкий к сфере экономической безопасности. Наша позиция должна быть созвучна как с экономической политикой, которую осуществляет правительство, так и с политикой в сфере безопасности государства, за которую отвечает президент.

- Предыдущие руководители АМКУ редко выходили на публику. Также они не принимали резких решений и были полностью подконтрольны власти. Вы планируете чем-то отличаться от них?

- Конечно. Я планирую быть руководителем нового типа. Таким, как руководители, которые пришли в Администрацию президента, в министерства. Они сформировались как профессионалы в бизнесе и привыкли работать по определенным стандартам.

Я не могу прокомментировать работу бывших руководителей комитета - Александра Завады, Алексея Костусева, Василия Цушко. Просто я не сталкивался с ними лично. Но по своему опыту работы в АМКУ могу сказать, что здесь работают очень профессиональные люди, и накоплен очень большой объем знаний. АМКУ есть чем поделиться с юридической и бизнес-общественностью.

Комитет не таков, каким его считают.

- Что вы имеете в виду?

- Сложились определенные стереотипы о том, что комитет - это такая закрытая организация, которая непонятно как принимает решения и выписывает штрафы. Якобы не ясно, вокруг каких осей выстраивать диалог с комитетом.

- Вы считаете, что это не так?

- Комитет - это центральный орган исполнительной власти с особым статусом. Он априори не может нравиться всем. Если он нравится всем, значит, он что-то неправильно делает. Это орган, который иногда должен вести себя жестко.

Чтобы добиться успехов в восприятии работы Антимонопольного комитета, нужно наладить постоянную коммуникацию между комитетом и бизнесом.

- В чем комитет планирует открываться?

- В таких вопросах, как согласование концентрации, процессуальных действиях, связанных с запросом информации, проведение расследований, можно вести себя более открыто, сообщать бизнесу о критериях, которые мы используем для рассмотрения заявки на концентрацию.

- АМКУ - единственный госорган в Украине, который всегда имел исчерпывающие данные о реальных бенефициарах. Проблема была в другом: комитет возглавляли люди, основной задачей которых было закрывать глаза на происходящие процессы.

В результате, возникли монополии в металлургии, энергетике, химии, возможная монополия в области мобильной связи. Какие задачи стоят перед вами в отношении этих неестественных монополий? Как АМКУ понимает "деолигархизацию" и демонополизацию?

- "Деолигархизация" - это процесс политический. Демонополизация - это более юридически-экономическое понятие. Однако в существующей правовой системе нет его четкого определения и алгоритма реализации.

АМКУ работает в рамках своей компетенции. Согласно украинскому законодательству, нарушением является именно злоупотребление монопольным положением, а не монопольное положение как таковое.

- То есть монополизм - не преступление?

- Монополизм не является преступлением.

- И он не влечет за собой никаких действий комитета, направленных на принудительное разделение ресурсов?

- Такой механизм существует.

- У каждого руководителя всегда есть полномочия и задачи, определенные законом. Но есть также задачи, озвученные высшим руководством. Мне интересно, какие вводные к действию вам даны? Есть ли среди них пересмотр существующих монополий?

- Антимонопольный комитет - орган, который действует по закону. Он не должен выполнять чьи-то личные указания. Он может реагировать на нарушения, если он сам их выявил, или же на основании заявлений от экономических субъектов.

Если кто-то считает, что его права и законные интересы нарушены, он подает нам заявление, и мы его рассматриваем. Таких дел много. В 2014 году около 4,5 тыс дел связаны с разными нарушениями конкурентного законодательства. Ведется интенсивная работа, над ними работают 750 человек.

- Моделируем ситуацию. Президент заявляет о "деолигархизации". Первый заместитель фракции ББП Игорь Кононенко, говорит, что АМКУ должен разобраться с Ахметовым. Существуют некие ожидания от власти, которая имеет отношение к вашему назначению. Когда вам поступят указания, скажем, взяться за некую крупную бизнес-группу, как вы себя будете вести?

- Очень хороший вопрос. Я пришел в комитет с достаточно высокой позиции в корпоративном мире. Пришел как независимый человек. Я не завишу ни от кого ни материально, ни каким-то иным образом. Я поменял карьеру достаточно успешного корпоративного руководителя на государственную карьеру.

АМКУ не будет участвовать в политически окрашенных заказных мероприятиях.

Возможно, это прозвучит пафосно, но на этой позиции я должен показать результат, заслужить репутацию честного управленца, который мыслит и живет по европейским принципам.

Задача комитета - сформировать команду государственных уполномоченных.

Важно, чтобы работа АМКУ помогла изменить экономическую ситуацию в стране к лучшему. Он должен помогать экономике развиваться в правильном направлении - в направлении развития конкуренции, а не через формирование азиатского типа системы окологосударственных концернов. Поэтому моя задача - действовать согласно закону, чтобы за мои решения мне не было стыдно самому.

- По словам премьер-министра Арсения Яценюка, Кабмин обратился в АМКУ с ходатайством о начале антимонопольного расследования против российского "Газпром". Это обращение имеет ярко выраженную политическую окраску. Как продвигается расследование?

- АМКУ собирает документы и материалы по фактам, изложенным в представлении премьер-министра. Мы анализируем информацию как из открытых источников, так и от "Нафтогаза" и Минэнергоугля. Мы провели несколько рабочих встреч с представителями генерального директора по вопросам конкуренции Европейской комиссии и представителями Энергетического сообщества.

- И каковы результаты?

- Пока все в процессе. Окончательное решение будем принято по итогам анализа.

- Какова ситуация c монополистами на украинских рынках?

- Если посмотреть на структуру рынков, то мы видим, что в Украине существует всего 47% рынков, на которых присутствует конкуренция. К сожалению, это значение с 2006 года уменьшилось на 12%.

По данным 2014 года, 11% рынков - это природные монополии. Получается, на 42% рынков конкуренция ограничена или монополизирована, на них присутствуют доминирующие игроки, или же существует коллективная монополия. В любом случае, там сложилась нездоровая ситуация.

Мы работаем, мы действительно расследуем тысячи дел по злоупотреблениям монопольным положением, пресекаем случаи недобросовестной конкуренции, антиконкурентные согласованные действия. Вместе с тем, мы видим, что де-факто конкуренция снижается, а монополизм растет.

- Вы говорите "результат", "быстрый успех". Что это в вашем понимании?

- Быстрый успех можно понимать по-разному. Если посмотреть на опыт Российской Федерации, то Федеральная антимонопольная служба расценивает рост штрафов как свое большое достижение. Я считаю, что наш показатель эффективности - это не рост штрафов, а рост конкурентных рынков.

У нас есть инструмент "рекомендация". Если мы видим признаки нарушений, нам не обязательно проводить полноценное расследование, исследовать рынки, выносить этот случай на национальный уровень, судиться, взыскивать штраф.

Во-первых, мы можем сразу дать рекомендацию субъектам прекратить деятельность, по которой замечены признаки нарушений.

Во-вторых, далеко не всегда нужно полностью мобилизовать все усилия территориальных отделений на исследование повторяющегося во всех регионах Украины факта. Можно задействовать принцип аналогии.

Если факт есть в одной области, можно дать рекомендации субъектам во всех регионах воздержаться от такой деятельности. Тогда экономические последствия от работы комитета появятся через три месяца, а не через полтора года.

Читайте статтю: Оцінка ефективності державного контролю за процесами концентрації в Україні

- В свое время первый замглавы АМКУ Рафаэль Кузьмин говорил, что комитет не может признать монопольное положение Фирташа на рынке химии, потому что на рынке удобрений есть импортеры.

Или, скажем, рынок энергетики. В сфере тепловой энергетики доминирует Ахметов, но на фоне "Энегоатома" он уже не монополист.

Благодаря таким приемам автоматически снимался вопрос давления Антимонопольного комитета на крупный бизнес. Какой будет политика в отношении неестественных монополий?

- Кузьмин говорил вам правду: право определять границы рынков принадлежит АМКУ. Это фактически основной инструмент работы комитета.

Определение границ товарных рынков - это компетенция Антимонопольного комитета. Вопрос определения границ рынка во многом уникальный для каждого случая. В определении границ игроки используют несколько осей координат: пространственные и географические.

Например, определенный тип генераций не является специфическим рынком, рынком является электрическая генерация в целом. Тогда на этом рынке долю 50% занимает госпредприятие. Если же мы говорим о рынке специфическом, об определенном типе генерации, возникает вопрос, насколько юридически обосновано выделять этот рынок в отдельный.

Мы знаем аргументы, которые компании используют в свою защиту. Поскольку этот вопрос имеет большой общественный резонанс, АМКУ начал комплексное исследование рынка энергетики. Предмет исследования - комплексный анализ энергетики в части электричества, электроэнергии в части генерации и распределения. Также оно охватывает рынок газа и топлива.

- И на что вы планируете выйти в результате?

- Мы не средневековая инквизиция, чтобы знать, на что мы выйдем.

- Но какова идеология?

- Хотим получить научно обоснованные рациональные ответы. В этой теме есть научная сторона, есть спекуляция, есть политика. Хотим узнать истину.

- На какие компании распространяется исследование?

- На товарных рынках электрической энергии исследуются ГП "Энергорынок", "Укрэнерго", НАЭК "Энергоатом", "Центрэнерго", компании группы ДТЭК, "Укргидроэнерго", "Закарпатьеоблэнерго" (Теребля-Рикская ГЭС).

На товарных рынках энергетического угля речь идет о ГП "Уголь Украины" и его партнерах по добыче угля - Донецкой угольной энергетической компании, ООО "Макеевкауголь", госпредприятиях "Львовуголь" и "Волыньуголь". В списке также группа угледобывающих предприятий компании ДТЭК.

- Сколько будет длиться это исследование?

- В Евросоюзе секторальное исследование энергетики проводилось больше года. У нас столько времени нет.

- Новому руководству Государственной фискальной службы дали три месяца на то, чтобы показать первые результаты.

- Мы ориентируемся примерно на такие же сроки.

- Три месяца?

- Да. Это исследование мы рассматриваем как проект. Проект можно по-разному планировать. Все зависит от степени детализации результата. Нам не нужно писать книгу на тысячу страниц и выпустить ее через год. Где-то мы будем углубляться, где-то нет. За два-три месяца первую информацию получить можно.

- Кто должен принять волевое решение на основании собранных вами данных? Парламент?

- Определив границы товарного рынка, мы увидим экономических субъектов, которые на этом рынке работают. Станет понятной их доля, занимают они доминирующее положение или монопольное, или же на рынке достаточно динамичная здоровая конкуренция.

Соответственно, если нет монопольного положения, то нет и злоупотребления монопольным положением. Это все компетенция Антимонопольного комитета.

Если мы хотим ограничить доли, которые субъект может занимать на рынке, каким-то максимальным пределом на законодательном уровне, это уже сфера парламента. Комитет не может сказать, что в сфере производства мороженого доля компании не должна превышать 10%. Это может сделать парламент.

Згадайте новину: На ринку роздрібної торгівлі міста Києва суттєво обмежена конкуренція, що відбулося внаслідок антиконкурентних узгоджених дій основних торгових мереж 

- Пока вы проводите исследование, такие инициативы готовятся?

- В своем обращении к парламенту Петр Алексеевич Порошенко заявил о необходимости установить пороги максимальной рыночной силы субъектов.

- Насколько мощной будет защита монополий, если они почувствуют реальную угрозу принудительного разделения? Вы анализировали, как это возможно блокировать: через суды, международные инстанции?

- Решение комитета может быть оспорено в суде на предмет законности, а закон может рассматриваться в суде на предмет конституционности. Безусловно, юридическое противодействие будет. Будут появляться законодательные инициативы против разделения. У монополистов будет сильная линия защиты.

- Верите ли вы в национализацию имущества как рычаг давления на олигархов и способ борьбы с частными монополиями?

Группа депутатов во главе с Олегом Ляшко зарегистрировала законопроекты о национализации торговых сетей "АТБ" и "Фрешмаркет "Брусничка". Правительство сочло национализацию сетей недопустимой.

Премьер-министр заявил о возможной национализации "Ривнеазота" и "Черкассыазота" Дмитрия Фирташа и "ДТЭК" Рината Ахметова.

- Факты, на которые вы ссылаетесь, - немного разноплановые.

Можно думать о национализации как о панацее в решении экономических проблем. Высказывались мнения о точечной национализации с целью решения проблем на конкретных предприятиях, связанных с невыполнением инвестиционных обязательств или какими-то конкретными нарушениями, возникшими из-за острой кризисной ситуации на конкретном объекте.

В этом случае не совсем целесообразно использовать термин "национализация". Расторжение договора купли-продажи в связи с неисполнением обязательств - это другой процесс.

Государственные монополисты и частные монополисты - это все равно монополисты. Мы сталкиваемся с большим количеством жалоб и на частных монополистов. Смена формы собственности с частной на государственную не снимает потенциального риска злоупотребления доминирующим положением.

Я раньше работал в "Арселор Миттал Кривой Рог". Вокруг этого предприятия было много спекуляций относительно того, как было хорошо до приватизации. Со стороны Верховной Рады были предложения о возможной национализации.

Из профессионального опыта я знаю, какой объем инвестиций нужно внести для финансового оздоровления предприятия, снижения энергопотребления и обеспечения возможности конкурировать на глобальных ранках.

По аналогии с "Арселор Миттал Кривой Рог" могу вам сказать: если сейчас у собственника инвестиционная программа на 1 млрд долл, то вряд ли государство сможет себе позволить такие колоссальные капиталовложения.

- Если Кабмин начнет этот процесс, АМКУ будет в нем участвовать?

- Будет, но не прямо, а опосредованно. Как правило, подобные решения сопровождаются заключением Антимонопольного комитета.

Вообще, у ведомства есть обширная практика демонополизации. Можем оторваться от сегодняшнего дня и посмотреть в историю, в 1990-е годы.

Тогда Антимонопольный комитет активно участвовал в предприватизационной подготовке государственных предприятий. В то время во избежание монополизации рынка фактически 1 400 государственных монополистов было трансформировано в около 7 тыс экономических субъектов.

Комитет участвовал в процессе массовой приватизации в 1990-х годах. В 1997-1998 годах у нас были прецеденты принудительного разделения монополистов. Это были единичные случаи. Если не ошибаюсь, это была молочная компания в Донецкой области и хлебные производства в Западной Украине.

Там повторялись случаи злоупотребления монопольным доминирующим положением, и юридически был использован механизм принудительного разделения предприятия.

- Что это за механизм?

- Статья 53 закона о защите экономической конкуренции говорит: если субъект хозяйствования злоупотребляет монопольным доминирующим положением на рынке, органы Антимонопольного комитета Украины имеют право принять решение о принудительном разделении субъекта хозяйствования. То есть для этого нужно доказанное злоупотребление монопольным положением.

- В судебном порядке?

- Нет, по итогам нашего расследования. Решения комитета о принудительном разделении подлежат исполнению в определенный срок. Он не может быть меньше шести месяцев. При этом сама реорганизация субъекта хозяйствования осуществляется на его усмотрение. Однако она обязательно должна вести к ликвидации монопольного положения этого субъекта на рынке.

- Сейчас возможно повторение этого сценария?

- Юридически такой инструментарий есть. Насколько возможно его применение на практике? Я вижу, что этот инструмент использовать можно, но говорить, что это легко, просто, и мы можем делать это каждый день, некорректно.

Это очень сложная процедура. Она требует глубокой проработки самим Антимонопольным комитетом. В конечном итоге, она действительно должна предполагать разделение. Если продать одну природную монополию одного собственника другому собственнику - это ничего не изменит.

Сейчас идет реформа энергетического сектора. В ее рамках реализовывается много инициатив по трансформации рынков газа и электроэнергетики в конкурентные. Речь идет о разделении компонентов дистрибуции и компонентов продажи. То есть определенные инициативы уже реализовываются.

- Правительство анонсировало новый этап приватизации. АМКУ поручали быстро проверить потенциальных покупателей, чтобы не допустить концентрации до проведения конкурса?

- До моего назначения подобные процедуры уже отрабатывались между Антимонопольным комитетом и Фондом госимущества. Безусловно, нашей задачей является эффективная отработка этих моментов в процессе приватизации. Это также входит в компетенции главы ФГИУ Игоря Билоуса.

- Вы с ним давно знакомы?

- Нас назначали одновременно. В Верховной Раде мы сидели с ним вместе в одной ложе. Там и познакомились.

- За последний год у него очень богатый опыт в сфере госуправления. Он обещал делиться с вами опытом?

- Такой опыт бесценен. Мне очень интересен опыт Игоря Олеговича, и я буду рад, если он сможет им со мной поделиться.

- Вы с ним общаетесь как с главой Фонда госимущества?

- Честно скажу, я всего месяц на этой позиции. На прошлой неделе был в Париже на встрече Организации экономического сотрудничества и развития. У меня еще не было возможности встретиться с Игорем Билоусом для того, чтобы детально обсудить взаимодействие двух органов, но эта встреча обязательно состоится.

- Много пишется и говорится о внедрении европейских требований к Антимонопольному комитету, чтобы мы органично вошли в европейское сообщество. У вас есть какой-то план работы в этом направлении?

- Безусловно, у меня на повестке дня приоритетность этих вопросов стоит высоко. Можно выделить два блока задач.

Первый прописан в меморандуме с ЕС о предоставлении макрофинансовой помощи. Одно из условий предоставления транша ЕС на 1,8 млрд евро - это законодательные трансформации в течение ближайших трех месяцев.

Второй блок задач определен в главе 10 соглашения об ассоциации Украины с Евросоюзом, которая полностью посвящена вопросу конкуренции. Все планы, которые правительство озвучивает по дальнейшим законодательным изменениям, во многом созвучны с этими двумя документами. Эти же намерения отражены в коалиционном соглашении.

Наше законодательство о защите экономической конкуренции во многом созвучно с европейским. Запрещение картельных сговоров, злоупотребления монопольным положением и контроль концентрации - это все европейские принципы.

Мы не изобретаем что-то новое. Кроме того, мы интенсивно сотрудничаем с международными организациями, например, ЮНКТАД и Организацией экономического сотрудничества и развития. Общая оценка развития конкурентного права в отношении Украины достаточно высока.

- А как насчет оценок реализации этого права?

- Есть вопросы, связанные с реализацией европейских принципов. Чаще всего они касаются ясности критериев концентрации. Мы прорабатываем много концентраций. В 2014 году комитет согласовал 1,5 тыс концентраций. Это очень высокая цифра. Я слышал доклад главы конкурентного ведомства Испании. Количество концентрации, на которое испанские органы дали разрешение, - 82.

- Почему такая большая разница?

- Это связано с прописанными в законе требованиями, согласно которым нужно получать разрешение на концентрацию.

- Возможно, просить разрешение на покупку мелкого банка - это лишнее?

- Может возникнуть ситуация, что какая-то компания, например, имеющая бизнес в Украине, покупает некий бизнес, находящийся за пределами Украины. Эта сделка должна получить согласование Украиной.

- Что планируете делать?

- Комитет не держится за эти полномочия. Мы разработали законопроект об изменении критериев концентрации. В этом документе представлена формула, основанная на анализе опыта нескольких прошлых лет.

Есть наиболее частые пороговые значения товарооборота компаний, которые являются субъектами концентрации как в случае украинских, так и в случае международных сделок. Система, которую мы предлагаем, - двухуровневая.

Во-первых, она предусматривает обязательное наличие у обоих участников концентрации существенного присутствия в Украине.

Это означает, что оба участника должны иметь товарооборот, допустим, не менее 5 млн евро. Если оба участника имеют существенный оборот в Украине, от 10 млн евро, тогда критерий глобального оборота будет меньше - 30 млн евро. При этом останется критерий риска монополизации рынков более 35% как показатель.

- Есть рынок авиаперевозок, где монополия создана не за счет поглощения, а за счет того, что госорган выдает разрешения преимущественно одной компании. Это не экономический метод монополизации, а какой-то административный. Как в таких ситуациях может действовать АМКУ?

- У комитета есть отдельная зона контроля - антиконкурентные действия органов государственной власти. Ежегодно по антиконкурентным действиям органов власти рассматривается много дел. В 2014 году их было больше тысячи. Как правило, речь идет о локальном уровне: административные услуги, тарифы ЖКХ.

- А как насчет попыток монополизации через тендеры?

- Это немного другое. Тут нет антиконкурентного действия органов власти в плане нарушения. Иногда мы сталкиваемся с ситуациями, когда документация конкурсных торгов сформулирована дискриминационно.

Это не будет способствовать конкуренции. В этой ситуации Антимонопольный комитет как орган обжалования может выносить решения по результатам рассмотрения жалоб субъектов и отменять как дискриминационные условия, так и всю процедуру закупки в целом. Этим мы занимаемся.

- Во время подготовки нормативно-правовых актов министерства и ведомства дают выводы, но правительство далеко не всегда их учитывает.

- Было несколько прецедентов, когда планировалось создание и консолидация государственных активов. Речь шла об авиастроении, о морских портах. Комитет давал свое негативное заключение и не разрешал такую концентрацию.

По закону у субъектов есть возможность обратиться в Кабмин, которому под силу преодолеть "вето" Антимонопольного комитета. В тех случаях так и происходило.

- Похожая ситуация сложилась на рынке авиаперевозок. Мы переплачиваем за авиабилеты просто потому, что есть некое предпочтение госслужбы в сторону определенных людей. Что можно сделать в таких случаях?

- Когда принят априори неконкурентный закон, я боюсь, что инструментарий Антимонопольного комитета здесь ограничен. В рамках уже сложившегося монопольного положения мы можем следить за тем, чтобы субъект не злоупотреблял монопольным положением.

Подобная ситуация может быть в банковской сфере, когда закон предусматривает, что какой-то банк вправе предоставлять определенные виды услуг. Нам поступали жалобы, что ставки на остаток по счетам по каким-то вкладам отличаются от иных вкладов. Мы рекомендовали исправить ситуацию.

- Считаете ли вы справедливым и отвечающим конкурентным принципам решение правительства о переводе счетов госпредприятий в госбанки?

- К нам поступило множество жалоб банков на расторжение бюджетными организациями договоров об обслуживании зарплатных проектов в связи с переходом на обслуживание в госбанк. Мы проанализировали эту информацию.

Сегодня порядок выплаты зарплаты бюджетникам регулируется постановлением Кабмина и приказом Минфина. И поскольку этот вопрос регулируется отдельными нормативно-правовыми актами, есть основания считать эти услуги отдельным сегментом рынка банковских услуг.

Таким образом, госбанки в результате предоставления им исключительных полномочий по обслуживанию зарплатных проектов бюджетных учреждений могут оказаться в привилегированное положение по сравнению с другими банками.

Есть еще один момент. Подавляющее большинство операций с банковскими платежными карточками - это операции по снятию наличных. Госбанки не являются участниками объединенных сетей банкоматов. Их сеть банкоматов менее разветвлена по сравнению с некоторыми другими частными банками.

Таким образом, перевод зарплатных проектов бюджетных организаций в госбанки может привести к ущемлению интересов держателей карточек.  В итоге, есть риск нарушения госбанками законодательства о защите экономической конкуренции.

- Вот прямо сейчас создается монополист на титановом рынке. Госконцерн "Титан", который уже получил отобранный у Фирташа Иршанский ГОК, планирует поглотить Запорожский титаномагниевый комбинат. АМКУ контролирует эту операцию?

- Если будет формироваться такая вертикально-интегрированная компания, мы, безусловно, будем анализировать этот вопрос, смотреть и давать по нему свое заключение. Я конкретно эту деятельность прокомментировать сейчас не готов.

 

- Какой будет ваша кадровая политика? Старые кадры, с одной стороны, - отличные профессионалы, а с другой - носители инерции. Кто-то из них отстаивает интересы Ахметова, кто-то Фирташа, кто-то может иметь договоренности с рынком ритейла или с рынком нефтепродуктов.

- Состав государственных уполномоченных обновится (глава АМКУ и восемь уполномоченных коллегиально принимают решения комитета. Интервью проходило в канун решения президента о назначении уполномоченных. - ЭП).

- Насколько?

- Полностью. Это произойдет в течение ближайшего месяца.

- По какому принципу будет формироваться новый состав?

- Процедура выглядит так: я даю рекомендации премьеру, премьер подает представление президенту. Президент назначает их своим указом.

- Получается, премьер может внести свои кандидатуры, а президент свои. Означает ли это некий квотный принцип?

- Нет, о квотном принципе речь не идет. Это должны быть профессиональные люди. В настоящее время процесс отбора еще не завершен.

- Вы уже вносили представление?

- Нет, еще не вносил.

- По какому критерию будете выбирать? Это будут выходцы из бизнеса?

- Не обязательно. Это могут быть госслужащие, которые прошли все проверки и не показали негативного результата. Это должны быть профессиональные юристы или экономисты, умеющие работать по современным стандартам.

- Как избежать влияния бизнес-групп на этих людей?

- Говорить о каких-то способах, гарантирующих на 100%, что кто-то из сотрудников будет полностью свободен от влияния, - неправильно и незрело.

Есть действенные способы ограничить такое влияние. На теоретическом уровне борьба с коррупцией может состоять из soft и hard элементов. Soft - это культура, стандарты. Hard - это создание определенных инструментов, которые не позволяют коррупции иметь место.

ОЭСР считает, что самый перспективный hard-способ борьбы с коррупцией - это "электронное правительство". Это прозрачность принятия решений, снижение субъективизма, личного контакта с чиновниками, стандартизация процессов.

В контексте деятельности Антимонопольного комитета это означает, что наши решения должны публиковаться, наши подходы должны быть повторяющимися и системными, а не меняться от одного дела к другому.

- Вы наверняка проверяете людей на связанность с предыдущим работодателем? Если человек работал, к примеру, у Игоря Васильевича Ахметова, вы возьмете его на работу?

- Ответ на этот вопрос непростой. Если говорить по КЗоТу, то дискриминировать людей при приеме на работу в связи с прошлыми историями - это незаконно и нарушает права человека.

В своей деятельности мы должны быть свободными от влияния олигархов. Исторически крупные финансово-промышленные группы стремились к тому, чтобы у них работали самые лучшие профессионалы. В самых известных украинских компаниях уровень профессионализма сотрудников очень высокий.

Существует практическая дилемма между профессионализмом человека и рисками, что он будет представителем определенной ФПГ в органе госуправления. Моя задача - устранять риск такого конфликта интересов.

- Правительство заявляло, что обновление кадрового состава АМКУ должно завершиться в первом полугодии. Пока не завершилось. Насколько масштабным будет это обновление?

- Штат должен формироваться, исходя из функций, которые выполняет госорган. Если функционал оптимизируется, штат должен сокращаться. Относительно АМКУ могу сказать, что в перспективе наш функционал только вырастет.

- Почему?

- Потому что соглашение об ассоциации с Евросоюзом предусматривает, что Антимонопольный комитет будет уполномоченным органом, который осуществляет мониторинг и контроль государственной помощи. Это совершенно новый институт для Украины и украинского права. В чем его суть?

Все государственные субсидии и кредиты влияют на конкуренцию. С 2017 года в Украине будет запущена система мониторинга и контроля государственной помощи. Антимонопольный комитет будет органом, ответственным за это.

- Насколько увеличится штат?

- По нашим оценкам, нужно будет еще до 70 человек. При этом, без сомнения, комитет должен и дальше выполнять свои нынешние функции.

- А как насчет функций по ценовому регулированию? Сейчас, в условиях рыночной экономики, АМКУ занимается регулированием цен.

- В развитых странах почти половина конкурентных ведомств выполняет функции защиты прав потребителей. В Польше, Великобритании, Нидерландах.

В Голландии, к примеру, пошли далеко. Там конкурентный орган объединяет компетенцию нацкомиссий и защиту прав потребителей. Получается комитет по экономической безопасности и регулированию. Он включает в себя все: развитие конкуренции, защиту прав потребителя и регуляторные функции нацкомисий.

Между защитой от недобросовестной конкуренции и защитой прав потребителей тонкая грань. Например, банк в одностороннем порядке вводит дополнительную комиссию по отношению к определенному клиенту. Это можно рассматривать как злоупотребление монопольным положением, поскольку банк является монополистом. Вместе с тем, это близко к защите прав потребителя.

- И все же - как быть в украинских реалиях?

- Комитет не должен подменять органы, которые занимаются ценовым регулированием. В нашей ситуации оправдано, когда мы смотрим на тарифы монополистов, но в части злоупотребления положением, когда цены являются следствием антиконкурентного горизонтального сговора. Текущая же работа по контролю над ценами не должна быть предметом работы АМКУ.

Автор: Галина Калачова, Сергій Лямець
Джерело: ЕП

Читайте статтю: Зміна істотних умов договору:державні закупівлі 

 

 

 

 

0
Комментариев
Оставьте Ваш комментарий:

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для добавления комментария.


Популярні судові рішення
Название события
Загрузка основного изображения
Выбрать изображение
Текст описание события: