24.09.2019
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях: telegram viber youtube

Судья-"колядник" Зварыч: Могу ли я сегодня работать судьей? Могу!

В интервью "ГОРДОН" бывший судья Львовского апелляционного административного суда Игорь Зварыч, приговоренный к 10 годам лишения свободы за получение взятки в особо крупных размерах и освобожденный из-под стражи еще в начале 2016-го, заявил, что собрал доказательства о якобы причастности высокопоставленных чиновников – начиная от третьего президента Украины Виктора Ющенко и судей Верховного Суда, заканчивая следователями – к "фабрикации дела" против себя. Зварыч подчеркнул, что собирал доказательства почти 11 лет и уже подал их в суд с требованием пересмотреть приговор в отношении себя.

Восемь лет назад, в сентябре 2011 года, бывшему главе Львовского апелляционного административного суда Игорю Зварычу вынесли приговор в виде 10 лет лишения свободы по обвинению в получении взятки в особо крупных размерах. Согласно материалам уголовного дела, открытого еще в конце 2008-го, он получил $100 тыс. за принятие нужного судебного решения.

В январе 2016 года, спустя семь с половиной лет заключения, Зварыч вышел на свободу по "закону Савченко" и дал свое первое интервью на воле интернет-изданию "ГОРДОН". В беседе бывший судья обвинил топ-политиков и чиновников Украины в фабрикации своего уголовного дела, а также упрекнул СМИ в подыгрывании власти.

Летом этого года Зварыч обратился в Оболонский районный суд Киева, который вынес ему приговор, с заявлением о пересмотре вердикта в связи со вновь открывшимися обстоятельствами. В новом интервью "ГОРДОН" он рассказал, что это за вновь открывшиеся обстоятельства, почему на сбор этих доказательств ушло почти 11 лет и чем, по его мнению, это грозит известным политикам и экс-чиновникам, которых Зварыч называет "заказчиками" дела против себя.

"Ющенко, Медведько, Кузьмин, Пшонка, Наливайченко, Онопенко, Матиос. Все вместе и каждый в отдельности фальсифицировали дело против меня"

Інтерв'ю: Голова ВС Данішевська: "Навантаження на суддів – непомірне. Ми отримуємо в середньому 360 справ щодня"
– В сентябре 2011 года Оболонский районный суд Киева огласил вам приговор – 10 лет лишения свободы. Сейчас, восемь лет спустя, вы снова в Киеве и снова в Оболонском райсуде, хоть и не на скамье подсудимых. Что случилось?

– Ничего, все по плану.

– Тогда почему вы снова появились в этом суде?

– В сентябре 2019 года в Оболонском суде должно было состояться заседание по моему заявлению в связи со вновь открывшимися обстоятельствами, которые стали мне известны.

Еще с 2008 года (как только против меня началась грязная кампания) я постоянно утверждал, что тогдашний президент Украины Виктор Ющенко со своим окружением инспирировали уголовное дело против меня. Не просто инспирировали – сфабриковали! Я все время говорил: дело против меня заказное и фальшивое, но никто этому не верил.

Лишь теперь, спустя 11 лет, собрав письменные доказательства, я подал в суд заявление. Закон говорит: если устанавливаются новые факты и обстоятельства – они направляются в тот суд, который первым допустил ошибку. Таким был Оболонский районный суд Киева. Именно туда я подал свое заявление.

– Что именно вы требовали в своем заявлении: пересмотр дела и отмены приговора?

– И во время судебного процесса, и сидя за решеткой было почти невозможно собрать реальные доказательства фальсификации чиновниками дела против меня. Потому что эти доказательства были в распоряжении только таких учреждений, как Генпрокуратура, СБУ и суды. Представляете, кто был заказчиком моего дела?

– Вы называли фамилии тех, кого считаете заказчиком в нашем первом с вами интервью, которое дали сразу после освобождения.

– Да! Это тогдашние президент Ющенко, генпрокурор Медведько и его заместители Кузьмин и Пшонка, глава СБУ Наливайченко, председатель Верховного Суда Онопенко. 11 лет подряд, еще с 2008-го, я скрупулезно, понемножку собирал доказательства фальсификации дела и изложил их в своем заявлении в суд. Это маленькая атомная бомба, которая вот-вот взорвется в нашем интересном обществе.

В моем заявлении сформулированы и изложены факты относительно преступной организации, на вершине которой Ющенко, Медведько, Кузьмин, Пшонка, Наливайченко, Онопенко. Это вершина пирамиды, ниже – судьи, прокуроры и следователи ГПУ и СБУ. Все, включая Матиоса, который в то время возглавлял управление СБУ во Львовской области, и тогдашнего председателя Апелляционного суда Черновицкой области Алексея Черновского.

– Что-то подозрительно много тех, кого вы считаете "заказчиками" дела против себя...

– Кстати, Матиос, Онопенко и Черновский – каждый в свое время – работали в Черновцах. Поначалу я не мог понять, как они связаны, но теперь этот пазл сложился: они, так сказать, "черновицкие".

Все вместе и каждый в отдельности они фальсифицировали дело против меня. Это я могу четко сейчас заявлять с открытым забралом, не боясь, что кто-то из них меня обвинит во вранье. На протяжении этих лет они и не заявляли. Но, наконец, я собрал доказательства.

Інтерв'ю: Заступник міністра юстиції Іванна Смачило: "Якщо кривдник має право власності на житло, це не позбавляє ні поліцію, ні суд змоги прийняти рішення щодо обмеження його проживання там на певний час"

"Я 75 суток беспрерывно голодал. Это было очень тяжело. Помню, как тогда иронизировали СМИ: так он же голодный, вот и съел 1629 страниц дела"


– Что именно вы называете "доказательствами", которые якобы собрали против указанных выше бывших высокопоставленных чиновников?

– Я был осужден на основании доказательств по уголовному делу, которых ни я, ни суд в глаза не видели. Даже в нашем государстве, чтобы осудить, надо иметь хотя бы какой-то минимум доказательств. Законно собранных. Например, чтобы прослушивать телефон или ввести скрытое видеонаблюдение – нужно судебное решение. В те годы для этого требовалось постановление или решение председателя апелляционного суда (сейчас это делает следственный судья).

В моем уголовном деле на протяжении многих лет надлежащих судебных решений (чтобы СБУ в секретном режиме могла все это собирать) не было. Тогда система пошла легким путем. В предоставленных мною в суд доказательствах видно, что начальник управления СБУ Львовской области Матиос договаривается с председателем Апелляционного суда Черновицкой области Черновским о фальсификации письма в Оболонский районный суд Киева, которым были "узаконены" действия сотрудников СБУ в отношении председателя Львовского апелляционного административного суда Зварыча. Но самих решений суда на проведение прослушивания и видеонаблюдения никто не видел. Более того, их не было и в материалах дела! Выяснилось, их вообще не существовало.

– Во время суда над вами вы или ваш защитник обращали на это внимание судьи?

– Постоянно! Я в свое время хотел ознакомиться с этими решениями, но мне запретил тот же председатель Апелляционного суда Черновицкой области. Я никак не мог понять, почему именно в Черновцы обратились следователи за судебным решением на проведение секретных мероприятий относительно меня? Почему они не обратились, например, в Одессу, Харьков и так далее?
Позже понял: тогдашний председатель Верховного Суда Онопенко и глава управления СБУ во Львовской области Матиос были знакомы с председателем Апелляционного суда Черновицкой области Черновским еще по работе в Черновцах. Надежные кадры, так сказать. И лишь теперь оказалось, что никаких решений – ни одного из судов Украины, в том числе Черновицкой области! – в отношении меня относительно разрешения на проведение секретных мероприятий СБУ не было. Сейчас это изложено в письменных доказательствах, которые я предоставил Оболонскому суду.

– Думаю, читатель резонно заметит, что изложенное вами выше – лишь процессуальные нарушения, которые не отменяют сути предъявленных вам обвинений относительно получения взятки.

– Хорошо, бог с ними, с этими доказательствами. Давайте их отбросить и спросим: может, были другие доказательства? Например, показания свидетелей. Заказчики дела прекрасно знали, что пленки, где я был зафиксирован якобы при совершении преступления, смонтированы. Для того, чтобы аудио- и видеопленки были признаны в суде надлежащими доказательствами, нужно провести их экспертизу, как и других письменных и вещественных доказательств.

Понимая это, что делает следствие в лице ГПУ и СБУ? Они совершают достаточно простой шаг: забирают из материалов дела и уничтожают все – абсолютно все! – оригиналы и вещественных, и письменных доказательств. А вместо них вкладывают в материалы дела ксерокопии доказательств с сомнительными подписями, а это почти восемь томов или 1629 страниц. Кстати, копии вещественных и письменных доказательств эксперты никогда не берут на исследование, только оригиналы.

Затем генпрокурор Медведько выходит на брифинг и говорит: люди добрые, случилась беда в деле Зварыча, он читал материалы дела в помещениях СБУ и львовского изолятора и уничтожил сам все доказательства. И люди ему поверили! Поверили, что я – находясь в режимных объектах под постоянным присмотром! – уничтожил 1629 страниц дела.

Против меня сразу открывают новое уголовное дело за "уничтожение материалов следствия". Оболонский суд осуждает меня на основании всех этих ксерокопий, а не оригиналов доказательств, и определяет наказание – 10 лет за решеткой. И суды высших инстанций также не принимают во внимание, что в деле против меня нет оригиналов доказательств!

Я тогда объявил голодовку в знак протеста. Действительно 75 суток беспрерывно голодал. Это было очень и очень тяжело. Помню, как тогда иронизировали СМИ: так он же голодный, вот и съел 1629 страниц дела.

"Начиная с президента и заканчивая Верховным Судом, действовала преступная группировка, жертвами которой стали по меньшей мере несколько сотен граждан"

Інтерв'ю: «Починаючи з минулої п'ятниці, Мін'юст працює по-новому». Інтерв’ю з міністром Денисом Малюською


– Вы утверждаете, что вам удалось найти какие-то подтверждения изложенного выше. Какие именно?

– В конце июля 2019 года всплыла информация, что восемь лет назад – в июле 2011-го – я был оправдан по обвинениям в якобы уничтожении мною материалов дела. Уголовное производство в отношении меня было закрыто еще в 2011 году, до вынесения мне приговора!

К слову, я сидел в тюрьме, когда знакомился с материалами дела. Знакомился в присутствии следователей ГПУ и спецпредставителя СБУ или изолятора. Плюс факт ознакомления снимался на видеокамеру. Я просто физически не мог уничтожить страницы, на что постоянно обращал внимание и суда, и СМИ, но никто меня не слышал.

И тут вдруг ГПУ на мой очередной запрос отвечает: дело против вас относительно уничтожения улик закрыли еще в 2011 году. На протяжении последних лет я направлял сотни подобных запросов, чтобы мне дали ответ, что с этим делом? Чем оно завершилось. Ни на один запрос ответа не было. И лишь в июле 2019 года ответ предоставили.

– Почему Генпрокуратура только сейчас, через восемь лет, предоставила официальный ответ на ваш запрос?

– Меняются времена, меняются люди в системе, в том числе в ГПУ. Гораздо важнее другое: если я не уничтожал доказательства – и это давно доказано! – то кто тогда? Кто уничтожил, если материалы дела постоянно находились в цитадели СБУ Львова, доступ к которой имели только сотрудники управления СБУ под руководством Матиоса и ГПУ? Этот вопрос остался без ответа.
– Подытожим. Среди доказательств, которые вы собрали в свою пользу, во-первых – отсутствие надлежащих судебных постановлений, которые бы позволяли следствию ввести в отношении вас оперативно-розыскные мероприятия. Во-вторых, официальный ответ Генпрокуратуры, который доказывает: вы не уничтожали материалы дела против себя, а наоборот – там изначально не было оригиналов документов. Правильно?

– Есть еще и третий довод, который я подал в Оболонский суд. А именно: взяткодатели были допрошены в моем деле в качестве свидетелей и до сегодняшнего дня не привлечены к уголовной ответственности. Почему? Как оказалось, имела место договоренность между ними и следователями ГПУ: мы вас не трогаем, а вы говорите то, что нам нужно под те пленки, по которым не проведено исследование независимыми экспертами.

Все это я изложил в своем заявлении. Теперь суд должен это исследовать. Уверен: на этом судебном разбирательстве все увидят, как по указанию президента Ющенко действовали все государственные учреждения, фабрикуя уголовное дело. Вероятно, им бы это сошло с рук, если бы они не пересекли определенную красную линию – втянули в незаконные действия судей, в частности судей Верховного Суда Украины. И это коснулось не только меня, а сотни дел.

– То есть "втянули судей Верховного Суда Украины"?

– Когда дело в отношении меня попало в Верховный Суд Украины, где работали опытные судьи со стажем 20–30 лет, они прекрасно видели, что оно сфабриковано. Но чтобы дело прошло через их институцию, сделали следующий шаг: внутри Верховного Суда Украины был создан – абсолютно незаконно! – маленький суд, который вдруг начал рассматривать дела, имевшие особый статус.

То есть судьи Верховного Суда Украины (понимая, что их решения уже никто в Украине не может оспаривать) взяли и передали функции правосудия судам, которые сами начали создавать вне закона. Прокуратура города Киева два года это расследовала и ничего не сделала. Сейчас дело в отношении судей Верховного Суда Украины в Государственном бюро расследований.

Когда я собрал все эти доказательства – пазл сложился. Стало ясно: начиная от президента и заканчивая Верховным Судом Украины действовала преступная группировка, жертвами которой стали по меньшей мере несколько сотен граждан. И я хочу, чтобы мое дело стало своеобразной лакмусовой бумажкой в понимании того, как действовала эта преступная организация. Иначе это не государство, потому что в нем действуют не законы, а понятия бандитской группировки. И стоит ли после такого западному сообществу инвестировать в Украину деньги?

"Я не вижу лидеров, которые могут вывести судебную систему из ступора, в котором она оказалась. А оказалась она там по своей вине"


– Чем закончилось судебное заседание по рассмотрению вашего заявления, где изложены новые обстоятельства дела?

– Ничем, поскольку один из судей коллегии в отпуске. Следующее заседание назначено на 8 октября.

– Если суд примет во внимание вновь открывшиеся обстоятельства, как это отразится на вашем приговоре?

– Это уже не ко мне вопрос, а к суду. Я не пророк, я лишь подал эти доказательства и знаю, что хочу доказать этим делом. А остальное – проблема суда. Вот какой у нас суд, мы сейчас и увидим.

– По "закону Савченко" вы вышли на свободу в 2016-м. Согласно приговору, не имеете права становиться судьей три года. Этот срок истек в 2019-м. Теперь планируете снова быть судьей?

– Это не совсем точно. Во-первых, сейчас суд будет пересматривать приговор. Так что никакие "законы Савченко, Бондаренко" и так далее меня не интересуют. Во-вторых, я не имею права занимать должность, поскольку пока действует приговор, я считаюсь судимым. Я не могу быть судьей как ранее судимое лицо. В-третьих, я не знаю, кем надо быть, чтобы хотеть стать сегодня судьей именно в Украине.

Інтерв'ю: Юрій Вітренко: Для мене звільнитися з "Нафтогазу" — як у відпустку піти (ред.- бо премію я вже отримав за Стокгольм, та і бонуси річні непогані)

– Чем же вы зарабатываете на жизнь?

– Я юрист. Если думаете, что нехороший юрист – вы ошибаетесь. Могу ли я сегодня работать судьей? Могу! Но хочу ли – вот вопрос.

– В нашем прошлом интервью вы говорили: "Ни в судебной системе, ни во всей Украине нет харизматичного лидера, который в состоянии повести людей за собой и сломать коррупционную систему". Сейчас видите такого лидера?

– Кроме этого, я в той беседе вам говорил: "Стадо баранов во главе со львом – это стадо львов. Но стадо баранов во главе с бараном – это бараны".

Мне не хочется обижать своих бывших коллег, но я как не видел, так и не вижу лидеров, которые могут вывести судебную систему из ступора, в котором она оказалась. А оказалась она там по своей вине. И это плохо. Не для судей и их руководителей, а для меня, вас, всех граждан Украины и страны в целом.

– Заказчиками дела против себя вы назвали очень известных в прошлом высокопоставленных чиновников. Вы точно верите, что сможете доказать их вину?

– Моя вера – это дело хорошее, но полагаться только на веру бесполезно. Я знаю: те, кто совершил преступление в этом деле, должен за него отвечать. За решеткой или в другом месте – поживем и увидим.

Я уже обратился к президенту Украины Зеленскому, понимая, кто мои оппоненты. У меня есть основания думать, учитывая месседжи нового президента, что дело должно слушаться по закону. Я обратился к нему как к гаранту, чтобы он осуществил контроль за соблюдением судами и должностными лицами Конституции и законов Украины в деле, где я подал заявление по вновь открывшимся обстоятельствам.

Подчеркиваю: я прошу президента Зеленского не давить, не контролировать, не давать указаний, а выступить гарантом соблюдения прав и свобод. Сейчас жду от Офиса президента ответа.

Интервью: Дмитрий Дубилет: «В Украине куда не копни — плюс миллиард долларов в госбюджет»
Автор: Наталия ДВАЛИ

2998
Просмотров
0
Комментариев
Оставьте Ваш комментарий:

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для добавления комментария.


Популярные судебные решения
ЕСПЧ
Название события
Загрузка основного изображения
Выбрать изображение
Текст описание события: