05.02.2019 | Автор: юридичне об'єднання ID Legal Group
Задати питання автору
Приєднуйтесь до нас в соціальних мережах: telegram viber youtube

Фактическое обвинение в совершении налогового преступления. Как противодействовать? - Никита Задорожный, адвокат ID Legal Group

Фактическое обвинение в совершении налогового преступления. Как противодействовать? - Никита Задорожный, адвокат ID Legal Group - fakticheskoe_obvinenie_v_sovershenii_nalogovogo_prestupleniya_kak_protivodeystvovat_nikita_zadorogniy_advokat_id_legal_group_5c59be0fbae1a.png

 На принятый в 2012 году «новый» УПК Украины обществом возлагались очень большие надежды, ведь он содержал, как казалось тогда, большое количество новых и действенных механизмов, которые могли гарантировать соблюдение прав и свобод человека и защитить их от властного произвола.

Во всяком случае пояснительная записка к (тогда еще проекту) УПК Украины указывала на то, что законодательство, регулирующее порядок осуществления уголовного судопроизводства, должно обеспечивать не только неотвратимость уголовного наказания, но и гарантировать должное соблюдение прав человека в уголовном процессе, уважение к его личности, отношение к ней как к личности, вина которой в совершении преступления еще не доказана.

Тем не менее, как показала более чем пятилетняя практика применения этого Кодекса, эти добрые намерения в очень большом количестве случаев так и остались намерениями. А следственные органы вместо того, чтобы принимать меры по приближению принципов своей работы задекларированных в УПК Украины и общепризнанных в Европе и в мире, в основном направляют свои усилия на отыскание путей и способов работать старыми методами в новых условиях.

Каждому адвокату, который имеет в своем «послужном списке» случаи предоставления правовой помощи по уголовным производствам, открытым по ст.ст.205, 212 УК Украины, а тем более тем, которые специализируются на таких производствах, известно, что любимым ноу-хау следователей в этих процессах является фактическое осуществление досудебного расследования в них в отношении конкретных лиц без уведомления этих лиц о подозрении в совершении ими уголовных преступлений.

На первый взгляд может показаться, что неуведомление лица о подозрении в течение длительного времени свидетельствует об отсутствии у следствия необходимых доказательств и можно ожидать быстрого и окончательного закрытия уголовного производства. Однако, в большинстве случаев, отсутствие у клиента процессуального статуса подозреваемого в уголовном производстве может радовать только самого клиента и только до того момента, когда он поинтересуется мнением своего адвоката.

Что же происходит на самом деле?

Действующий УПК Украины наделяет каждого человека, который так или иначе имеет отношение к уголовному производству, определенным объемом процессуальных прав и обязанностей. Однако, права и обязанности различных участников отличаются и их перечень и объем у разных участников иногда не имеют почти ничего общего.

Например, свидетель фактически может только прийти и дать показания или, при определенных обстоятельствах, отказаться их предоставлять. На этом его роль и возможности в уголовном производстве заканчиваются.

Зато подозреваемый, статус которого вполне оправдано ни один человек в здравом уме не захочет на себя примерить, наделяется куда большим объемом прав и возможностей, среди которых право на ознакомление с материалами уголовного производства, право на подачу заявлений и ходатайств, которые следователь обязан рассмотреть и принять по ним решение, право обжаловать решения, действия и бездействие следователя и тому подобное.

У человека, далекого от этого может возникнуть вопрос: «А зачем мне знакомиться с материалами производства, где я всего лишь свидетель?»

Именно такой пассивной позицией и пользуются следователи налоговой милиции, к слову, законность существования и функционирования которой также вызывает большие сомнения.

Непризнание лица подозреваемого, тем не менее, не мешает им проводить допросы такого лица с явно обвинительным уклоном, собирать о таком лице сведения, проводить с его участием или в отношении него следственные действия, делать его непосредственным но бесправным участником мер обеспечения уголовного производства.

Хуже всего в этом то, что и этот «свидетель» также не может этому помочь, так как по устоявшемуся выражению, которое содержится в практически каждой отписке следователя на ходатайство, адресованное ему «свидетелем», он «не является стороной уголовного производства».

И так продолжается до тех пор, пока следователь, будучи лишенным главного «конкурента» в формировании материалов досудебного расследования, не примет решение о наличии достаточных оснований для уведомления лица о подозрении, предоставив тем самым ему статус подозреваемого.

Впрочем, получив этот статус, у лица не будет времени и возможностей воспользоваться его преимуществами, поскольку следователь принимает свои решения самостоятельно и даже следственный судья не может давать ему указания какие решения ему следует принимать.

Так, не имея препятствий для этого, следователь вправе на следующий день после вручения уведомления о подозрении принять решение об окончании досудебного расследования, оставив подозреваемого без возможности реализовать те его права, которые могут быть реализованы только в ходе досудебного расследования.

Более того, обращение в суд с обвинительным актом в кратчайшие сроки после сообщения о подозрении является одной из обязанностей прокурора, предусмотренных ч.2 ст.283 УПК Украины.

Поэтому вполне обоснованным получается вывод о том, что, если уж свидетелем или иным процессуальным статистом лицо является лишь формально, то, как это ни странно, лучше добиваться признания лица подозреваемым.

Как же это сделать, если в соответствии с ч.5 ст.40 УПК Украины «следователь, осуществляя свои полномочия в соответствии с требованиями закона, является самостоятельным в своей процессуальной деятельности» и только от него зависит, составит ли он сообщение о подозрении в отношении лица, а обжалование бездействия, которая выражается в неуведомлении лицао подозрении, действующим УПК Украины не предусмотрено?

В такой ситуации полезным будет практика Европейского суда по правам человека, которая, согласно ст.17 ЗУ «О выполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека», ч.5 ст.9 УПК Украины, в Украине является источником права.

Европейский суд по правам человека в решении по делу «Екле против Германии» определяет «уголовное обвинение» как «официальное доведение до сведения лица компетентным органом утверждение о том, что это лицо совершило уголовное деяние», при этом, «в некоторых случаях это может делаться в форме других мероприятий, осуществление которых несет в себе такое утверждение и, по сути, так же влияет на положение подозреваемого».

По мнению ЕСПЧ фактическое предъявления обвинения среди других может иметь и форму, например, начала досудебного следствия в отношении конкретного лица или арест банковских счетов конкретного лица (см. Решение по делу «Рингайзен против Австрии»).

Кроме того, по мнению Европейского суда по правам человека, право на справедливый суд распространяется и на лицо, которое вызвано в качестве свидетеля по уголовному делу, но фактически подозревается в совершении преступления (например, решение по делу «Сервэс против Франции»).

То есть ЕСПЧ не ограничивает уголовное обвинение только предусмотренной национальным законодательством официальной формой «раскрытия карт» следствием, а связывает его с совершением различных процессуальных действий, с самого факта совершения которых можно судить о направленности расследования.

И хотя практика защиты и восстановления прав таких «подозреваемых свидетелей» в уголовных процессах по ст.212 УК Украины не имеет широкого распространения, однако, случаи применения национальными судами вышеназванной практики ЕСПЧ все же существуют: постановление следственного судьи Печерского районного суда г. Киева от 01.11.2016 года по делу №757/42270/16-к, постановление следственного судьи Печерского районного суда г. Киева от 03.11.2016 года по делу №757/42254/16-к, постановление следственного судьи Печерского районного суда г. Киева от 21.12.2017 года по делу №757/68524/17-к.

Рассматривая эти дела суд признал за лицами, которые досудебным следствием искусственно держались в статусе, что не позволяет влиять на ход расследования, права, которые присущи статусу подозреваемого, и обязал сторону обвинения не препятствовать в их реализации, что очевидно улучшило положение этих лиц.

Подытоживая вышесказанное хотелось бы посоветовать при любых обстоятельствах принимать взвешенные решения, однако, не опасаться нестандартных и таких, которые не проверены практикой, ведь все когда-то бывает впервые, а впоследствии становится обычным делом.

Автор статьи:  Никита Задорожный, адвокат

юридического объединения ID Legal Group

934
Переглядів
0
Коментарів
Оставьте Ваш комментарий:

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для добавления комментария.


Популярні судові рішення