24.07.2018
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях: telegram viber youtube

Судья Верховного Суда Егор Краснов: "Уже есть случаи, когда заявлялись отводы судьям на том основании, что они в соцсетях дружат с адвокатом или прокурором"

Совет судей может изменить Кодекс судейской этики, заложив в него новые механизмы коммуникации судей с обществом, и, в частности, с журналистами. Об основных изменениях, которые сейчас инициируются рабочей группой, поговорили с главой Комитета по вопросам соблюдения этических норм, предотвращения коррупции и урегулированию конфликта интересов Совета судей Украины Егором Красновым.

В интервью "Цензор.НЕТ" судья Кассационной палаты хозяйственного суда в составе Верховного Суда рассказал о том, кто мониторит страницы судей в социальных сетях, как их публичная жизнь влияет на безопасность и какие решения выносятся в нестандартных ситуациях, связанных с конфликтом интересов.

 

ЕСЛИ СУДЬЯ ВЫНОСИТ СПРАВЕДЛИВЫЕ РЕШЕНИЯ, НЕВАЖНО, ГДЕ И КАК ОН СЕБЯ ФОТОГРАФИРУЕТ, В ЦВЕТАХ ИЛИ С КАКТУСАМИ

– Егор Владимирович, Совет судей планирует изменить Кодекс судейской этики. Какие именно будут изменения и почему?

– В рабочей группе поднимается много различных вопросов, но большая их часть связана с использованием социальных сетей. Есть предложение, чтобы рабочая группа разработала для судей некие правила поведения на этот случай. Например, есть какой-то негативный пост, который вызывает резонанс и активное обсуждение. Могут ли судьи его комментировать? Как быть, если комментарий судьи начнут цитировать? Или, к примеру, могут ли судьи в соцсетях дружить с адвокатами, прокурорами, участниками процессов по тем делам, которые слушают? Уже есть случаи, когда заявлялись отводы судьям на том основании, что они в соцсетях дружат с адвокатом или прокурором.

– Сколько из них удовлетворили?

– Не собирал такую статистику.

– Такую дружбу расценивают как конфликт интересов? В Совет судей жалуются по этому поводу?

– По этому поводу обращений не было, но то, что попытки отводов судей на этом основании уже имели место, это факт.

– Кто-то мониторит страницы судей? Влияют ли высказывания в соцсетях на их карьеру?

– Думаю, что лучше всего страницы судей отслеживают активисты и адвокаты. И, конечно же, опосредовано любая информация влияет на карьеру судей. Например, во время конкурса в Верховный Суд о кандидатах собирались все данные, которые были в открытых источниках.

– Страницы в социальных сетях ведут многие судьи. Можно ли считать нарушением судейской этики, когда они выкладывают фотографии о том, как проводят свободное время в ресторанах и ночных клубах? Или где-нибудь на отдыхе? Как вы отнесетесь к тому, что судья разместит на своей странице фото, где он в плавках либо она в купальнике?

– В развитых демократиях общественный интерес привлекает поведение судьи в судебном процессе. Ведь если судья выносит справедливые решения, не важно, где и как он себя фотографирует, в цветах или с кактусами. Если это не нарушает общепринятые правила морали и этики, в этом нет проблемы. Хотя чересчур откровенных вещей я бы судьям делать не советовал.

– Что вы имеете в виду?

– То, что сказывается на репутации. В то же время не надо бояться соцсетей, это ведь тоже часть диалога с обществом. И в процессе реформы открытость очень важна. Люди должны научиться доверять системе и тем, кто ее представляет.

Есть некоторые коллеги, которые, когда пришли работать в Верховный Суд, вообще удалили свои страницы. На мой взгляд, это перебор. У судей, как и у всех остальных, есть личная жизнь, друзья и знакомые. Мы все здесь появились не из космоса. Почему не поддерживать общение и через соцсети?

Заметьте, у судей есть самые различные хобби: кто-то рисует, бегает марафоны, ездит велосипеде, играет в футбол либо волейбол. Я, например, как человек выросший у моря, увлекаюсь плаваньем на открытой воде. Недавно принимал участие в заплыве на 2,5 км, о чем также написал у себя на странице. Недавно ездили по Шевченковским местам. Было интересно и познавательно, об этом ряд коллег также написали у себя на страничке. Поэтому я за разумную грань.

Читайте статтю: ТОП-5 тез голови Держпродспоживслужби Володимира Лапи про систему контролю в Україні

– Как ее провести?

– Мы же понимаем, что это является оценочным понятием? И некоторые действия, которые для других профессий не являются чем-то ненормальным, здесь могут быть расценены именно так. Это может относиться к профессии учителя, воспитателя, государственного служащего, дипломата и ряда других, для которых этичное поведение не ограничивается рамками рабочего времени.

– Посмотрела перед интервью вашу страницу в "Фейсбуке". Вы не очень активно ее ведете. И я бы сказала, нейтрально как-то. Почему? Боитесь?

– Вы знаете, часть коллег рассматривают свою страницу как личное средство массовой информации, размещая посты о своей профессиональной деятельности, участиях в конференциях или делясь новостями в юридической сфере. Другие явно или нет используют соцсети исключительно как средство коммуникации и размещают фотографии частного характера (семейные, досуга и т.д.). Я стараюсь найти баланс, поэтому на моей странице вы можете найти и новости о профессиональной жизни и, как я уже говорил, пост об участии в соревновании. Мы с женой решили, что личная жизнь остается за закрытыми дверями. Если честно – нет даже времени дочитать книгу. Зачастую использую FB или Twitter как новостной источник информации. Учитывая большую нагрузку на работе иногда хочется просто отдохнуть и выспаться.

– Когда работали адвокатом, спали спокойнее?

– Гораздо, т.к. уровень ответственности совершенно другой. Когда работаешь адвокатом, то ответственен только перед клиентом, а когда ты судья Верховного Суда, то твое решение определяет правоприменительную практику во всей стране.

– Ваша публичная жизнь изменилась после того, как вы стали судьей ВС?

– Моя жизнь сейчас – это в основном дом-работа-дом. Так как я до этого не жил в Киеве, соответственно знакомых и друзей у меня здесь не так много. Свободное время провожу с женой и дочкой. Однозначно отвечу – да, моя жизнь сейчас оценивается в разы внимательнее, тщательнее, чем обычного человека. Поэтому все, что я делаю в публичном пространстве или даже в нерабочее время, оцениваю с позиции как это может быть воспринято обществом. Я бы сказал, что в моем лексиконе появилось слово самоцензура. Чрезмерная публичность информации о моей частной жизни может повлиять на мою безопасность либо моей семьи. Поэтому, как говорится, все хорошо, что в меру.

КОНКУРС В ВЕРХОВНЫЙ СУД БЫЛ БЕСПРЕЦЕНДЕНТНЫМ ПО СВОЕЙ ОТКРЫТОСТИ

– Раньше вы работали преподавателем и адвокатом, подавались на конкурс, как юрист-ученый. Не пожалели, что пошли работать судьей? Столько ограничений. Снова же, вопросы безопасности...

– Нет, не пожалел. Я осознано выбрал этот путь, понимая, что будут и сложности, и ограничения. Просто не думал, что эта работа потребует настолько много времени. 8-часовой рабочий день для меня пока что в перспективе.

–Рассчитывали, что в суде с 9 до 18 будете трудиться, без внеурочных?

– Честно скажу, думал, что может быть повышенная нагрузка, но то, что придется постоянно в таком режиме работать, не предполагал. Верховный Суд создает стандарты правосудия в Украине, и рассматривая определенную категорию дел, производит ревизию устоявшихся правовых позиций ВСУ. Сейчас судьи палаты, в которой я работаю вырабатывают единый подход к одному из проблемных вопросов – продлению договоров аренды земли в соответствии со ст. 33 Закона Украины "Об аренде земли".

Возвращаясь к работе судьей, хочу отметить, что тут есть один несомненный плюс – график отпусков (улыбается, – авт.). Отпуск у преподавателей вуза выпадает в период летних каникул студентов, что касается адвокатской деятельности, то отпуск адвоката зависит от других факторов, таких как обязательства перед клиентом, график рассмотрения дел в суде и спланировать отпуск заранее зачастую не получалось. Работа в суде четко регламентирована и ситуация спонтанного отпуска судьи априори невозможна. Это связано в первую очередь с требованиями процесса относительно сроков рассмотрения дел, необходимостью замены судей в другой коллегии, а также тем, что одновременно с судьей уходит в отпуск его "офис", в котором работает 4 человека. Поэтому предсказуемость в отпусках так важна, что, безусловно, радует мою семью.

– Пока палата рассматривает, в остальных судах такие дела об аренде земли приостановлены?

– Да, приостановлено рассмотрение абсолютно всех дел данной категории до момента принятия постановления палаты. В настоящий момент направлено обращение в Научно-консультативный совет при Верховном Суде для получения заключения.

Необходимо принять такое решение, которое поможет судам первой и апелляционной инстанции, а также участникам процесса единообразно понимать эту норму.

– Решение, которое принимает Верховный Суд, обязательно к применению или нет? Это же не является прецедентом.

– Украина принадлежит к романо-германской правовой системе, а не к англо-саксонской, где существует прецедентное право. Безусловно решения Верховного Суда не являются прецедентом, как и решения ЕСПЧ, но сформулированная правовая позиция обязательна к применению. Речь идет не о прецедентном праве, а о единстве правоприменительной практики, которая является элементом правовой определенности.

– По рейдерским захватам фермерских хозяйств сейчас много дел рассматривается?

– В нашей коллегии такого рода дел пока не было. Большинство дел касается права собственности на земельный участок, продления договора аренды земли и иных подобных споров. Кроме данной категории наша палата также рассматривает споры, связанные с правом собственности.

– Судьям запрещено комментировать дела, которые они рассматривают. Не планируете пересмотреть эту норму, усовершенствуя Кодекс судейской этики?

– Это один из вопросов, который обсуждается. Пока единого мнения по этому поводу нет. Основное в этом вопросе - пределы комментария, каким он должен быть. Ограничиваться исключительно рамками решения или же выходить за них.

Читайте статью: Проблемы судебной практики относительно прекращения поручительства

– А вы как считаете? Можно разрешить судьям общение с журналистами?

– Моя заданием как главы комитета и члена рабочей группы собрать максимальное количество мнений по этому вопросу. Потому что принятое решение в этой сфере в первую очередь затронет судей первой инстанции, т.к. именно они принимают подавляющую часть решений. Я не считаю, что этот вопрос должен быть излишне зарегулированным, т.к. всегда должно быть место для свободы действия судьи. Но мы должны определить некие маркеры. Но я считаю неприемлемым, когда судью спрашивают о иных мотивах кроме изложенных в решении. Если кого-то из сторон решение не удовлетворяет, он может его обжаловать, но не требовать дополнительных объяснений от судьи. Это касается и журналистов.

– Почему не на стадии слушания?

– Судебное разбирательство состоит из нескольких стадий и только по прохождении всех этих стадий судья принимает окончательно решение. Поэтому давать комментарии в процессе рассмотрения является ошибочным хотя бы по тому, что до вынесения решения не известны все обстоятельства дела.

Но повторюсь: некоторые члены рабочей группы предлагают эту норму пересмотреть и расширить. А сейчас журналисты могут получать ответы на интересующие их вопросы от судьи-спикера. Они есть в каждом суде.

– Но вы такие изменения не поддерживаете?

– Нет. Судья обязан изложить все доводы и мотивы в тексте решения. А у сторон есть возможность его пересмотреть в апелляционном либо кассационном порядке.

– Может, коллеги вас все-таки убедят?

– Все зависит от аргументов.

– А ваш голос не решающий?

– Решение принимается коллегиально по результатам голосования.

– В Совете судей вы – глава Комитета по вопросам соблюдения этических норм, предотвращения коррупции и урегулированию конфликта интересов. Сколько поступило обращений относительно конфликта интересов? И почему?

–С момента начала работы нового состава Совета судей Украины (с марта этого года), в комитет поступило – 68 обращений, из которых 54 уже рассмотрено. Все решения совета относительно урегулирования конфликта интересов есть на сайте в открытом доступе.

– Можете привести пример нестандартной ситуации?

– Например решение Совета судей Украины № 24 от 18 мая 2018 года относительно разъяснения о наличии либо отсутствии конфликта интересов в действиях судей Большой Палаты Верховного Суда при рассмотрении апелляционной жалобы Брегея Романа Ивановича в административном деле по его иску о признании противоправным и отмене Указа Президента Украины "О назначении судей Верховного Суда. В решении было разъяснено, что при рассмотрении конкретного дела не создает конфликт интересов такой частный интерес, который есть у всех судей. Отдельно отмечено, что есть широкое освещение рассмотрения данного дела в СМИ, что само по себе уже является формой контроля за недопущением конфликта интересов.

– Что еще должен урегулировать обновленный кодекс? Или чем меньше правил, тем больше ответственности просто человеческой?

– Знаете, мы недавно проводили круглый стол, по вопросам конфликта интересов в сфере правосудия, на котором одним из спикеров был судья из Канады. Он также является членом органа судейского самоуправления аналогичного нашему Совету судей. В своем докладе он поделился опытом самоуправления судей в Канаде. У них также существует кодекс судейской этики, но значительная часть вопросов регулируются общими принципами. Поэтому его удивило, что вопросы конфликта интересов в нашей стране настолько детализированы. Я понимаю его удивление, он работает судьей в стране, где система правосудия складывалась свыше 200 лет и впитала в себя британский образец судебной системы. Украинская система правосудия все еще пребывает на этапе своего становления. Исторически так сложилось, что правовая культура в Канаде и Украине отличается. Характерной чертой обществ, пребывающих в процессе трансформации как раз и является чрезмерная детализация, в том числе таких вопросов, как конфликт интересов.

– Не спрашивали, сколько в Канаде судей Верховного Суда?

– Спрашивал: девять человек. Трое представляют Торонто, еще трое – Квебек, остальные – другие провинции и территории. В год рассматривается в среднем до ста дел. Для сравнения, наш Верховный за 6 месяцев работы рассмотрел свыше 40 000 тысяч дел, из них по сути более 21 000.

– Осенью стартует дополнительный конкурс в ВС. На данный момент Общественный совет добропорядочности отказывается от сотрудничества с Высшей квалификационной комиссией судей в любых процедурах и даже судится с ней. Будет ли конкурс объективным без участия общественных активистов? Скажется ли это на доверии к судьям, которых выберут?

- Участие ОСД в процедуре предусмотрено законом и является одним из элементов открытости суда. По сути, и ВККС, и ОСД преследуют глобально одну цель – формирование честного профессионального судейского корпуса.

Конкурс в Верховный Суд был беспрецедентным по уровню открытости. Это важно, потому что помогает восстановить доверие к суду как институции в целом. Надеюсь, что ВККС и ОСД придут к компромиссному решению и в дальнейшем продолжат работать вместе.

Читайте статью: О гонораре адвокатов (honorarium) в Римской республике

Автор:Татьяна Бодня

Фото6 Цензор.НЕТ

3
Нравится
Оставьте Ваш комментарий:

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для добавления комментария.


Популярні судові рішення
Название события
Загрузка основного изображения
Выбрать изображение
Текст описание события: