30.11.2018
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях: telegram viber youtube

«Шок пройдет и все вернется»: как военное положение влияет на инвесторов и украинские стартапы

На днях парламент поддержал предложение президента ввести военное положение в отдельных областях Украины на месяц в ответ на агрессию ВМФ России в Азовском море. Эти новости опять поместили Украину на первые полосы мировых СМИ, но также повлияли на привлечение инвестиций для украинских проектов. Редакция AIN.UA собрала оценки ситуации от украинских инвесторов. 

Картинки по запросу Денис Довгополый

Денис Довгополый, GrowthUp Group

«Только что все (не все) украинские стартапы приостановили все переговоры об институциональных инвестициях с почти всеми американскими и европейскими фондами (и не стартапы с фондами, а фонды с инвесторами). Прямой сигнал. Три сделки уже приостановлены. Поляки и прибалты предупредили, что будут перевзвешивать риски. Три фонда попросили мою оценку рисков, а я даже не знаю, что сказать. Сказать, что я вижу, что уровень рисков поменялся – так я этого не вижу. Объяснять тогда, почему у нас военное положение: если у нас сосед – дебил, то что сделаешь?  Два инвестора без сделок здесь сказали, что шок пройдет и все вернется. Один из инвесторов в 2014 году сказал «вернемся к сделке, когда Украина не будет на первых страницах ведущих газет хотя бы 4 недели» и так и не вернулся, так как первое такое окно было аж в 2016…

PS. Военное положение поддерживаю. Но у всего есть цена.

Картинки по запросу Виктория Тигипко, управляющий партнер TA Ventures

Виктория Тигипко, управляющий партнер TA Ventures

Многие компании остановили транзакции и сделки по Украине до упразднения ситуации, скажем так. Хорошего мало, тем не менее, сейчас самое время для компаний проработать стратегию what if. Если ситуация не разрешится в течение месяца, максимально подготовить подушки безопасности и продумать другие варианты развития событий. В случае нашего бизнеса стратегия понятна: как сделать пивот, как сделать ресайз, как пережить этот период. Еще раз: паника – это худший вариант. Мы переживали и худшее.

Картинки по запросу Андрей Довженко, управляющий партнер фонда SMRK

Андрей Довженко, управляющий партнер фонда SMRK

«По нашему мнению, введение военного положения в части регионов страны оказало однозначно негативный эффект на инвестиционную привлекательность Украины. Несмотря на такие условия, наш фонд готов продолжать инвестиции в украинские проекты, мы надеемся на улучшение ситуации в ближайшем будущем. Введение военного положения осложнило текущие переговоры наших проектов с потенциальными инвесторами. Это все, что я могу сказать на данный момент».

Картинки по запросу Алексей Витченко, глава инвесткомпании Digital Future

Алексей Витченко, глава инвесткомпании Digital Future

«Мы таких сигналов (о приостановлении переговоров из-за военного положения – ред.) не получали. Возможно, потому что все наши портфельные компании работают на глобальном рынке и их клиент не особо интересуется, где находится команда. Ему важно получить качественный продукт и поддержку, а на это военное положение не повлияет».

Денис Довгополый, GrowthUp Group

«Только что все (не все) украинские стартапы приостановили все переговоры об институциональных инвестициях с почти всеми американскими и европейскими фондами (и не стартапы с фондами, а фонды с инвесторами). Прямой сигнал. Три сделки уже приостановлены. Поляки и прибалты предупредили, что будут перевзвешивать риски. Три фонда попросили мою оценку рисков, а я даже не знаю, что сказать. Сказать, что я вижу, что уровень рисков поменялся – так я этого не вижу. Объяснять тогда, почему у нас военное положение: если у нас сосед – дебил, то что сделаешь?  Два инвестора без сделок здесь сказали, что шок пройдет и все вернется. Один из инвесторов в 2014 году сказал «вернемся к сделке, когда Украина не будет на первых страницах ведущих газет хотя бы 4 недели» и так и не вернулся, так как первое такое окно было аж в 2016…

PS. Военное положение поддерживаю. Но у всего есть цена.

 

Виктория Тигипко, управляющий партнер TA Ventures

Многие компании остановили транзакции и сделки по Украине до упразднения ситуации, скажем так. Хорошего мало, тем не менее, сейчас самое время для компаний проработать стратегию what if. Если ситуация не разрешится в течение месяца, максимально подготовить подушки безопасности и продумать другие варианты развития событий. В случае нашего бизнеса стратегия понятна: как сделать пивот, как сделать ресайз, как пережить этот период. Еще раз: паника – это худший вариант. Мы переживали и худшее.

 

 

Андрей Довженко, управляющий партнер фонда SMRK

«По нашему мнению, введение военного положения в части регионов страны оказало однозначно негативный эффект на инвестиционную привлекательность Украины. Несмотря на такие условия, наш фонд готов продолжать инвестиции в украинские проекты, мы надеемся на улучшение ситуации в ближайшем будущем. Введение военного положения осложнило текущие переговоры наших проектов с потенциальными инвесторами. Это все, что я могу сказать на данный момент».

 

Алексей Витченко, глава инвесткомпании Digital Future

«Мы таких сигналов (о приостановлении переговоров из-за военного положения – ред.) не получали. Возможно, потому что все наши портфельные компании работают на глобальном рынке и их клиент не особо интересуется, где находится команда. Ему важно получить качественный продукт и поддержку, а на это военное положение не повлияет».

Общую оценку ситуации дал в Facebook и основатель инвестиционного фонда Fison Дмитрий Томчук: 

Сразу три президента Украины вышли к народу с заявлением про введение военного положения. В частности, они подчеркнули: «При нас такого не было!» Стоп, не то. Не говорили они такого. А что говорили? А вот: «Кожна угода між суб'єктами господарювання містить пункт про невиконання умов договору у зв'язку з обставинами непереборної сили – однією із яких є воєнний стан. Блокування розрахунків за товари та послуги призведе до паралічу бізнесу. Існуючі інвестиційні проекти буде заморожено, потенційні надходження скасовано. Відтік капіталів із банків призведе до некерованої інфляції».

Я не мог не внять экс-гарантам, потому что лично мне в этом отрывке посвящена целая строчка. Что я сделал? Я решил не терять драгоценное время до самолета на Кипр, где я планировал пересидеть тревожное время в шезлонге, скорбно потягивая неразбавленный «Джек Дениэльс», с тревогой вчитываясь в ленты новостей и скорбя о судьбах Родины. Я взял сразу десять айфонов и одновременно набрал десятерых руководителей проектов, в которые я инвестировал больше всего денег – ведь их сейчас буде скасовано! «Выводить! – кричал я, хватая один айфон за другим, - Срочно выводить все деньги в Панаму! Чтобы через час все деньги были на секретном счету!»

«Брехняяяя!» - недоверчиво скажет читатель. И будет прав. Потому что я этого не сделал. А что я сделал? А ничего. Провел переговоры. Вычитал договор. Провел совещание. И это в то время, как одни собирают вещмешки, чтобы идти на фронт в восьми областях и внутренних водах Азово-Керченской акватории, а другие пакуют в баулы основные фонды, чтобы податься беженцами в нейтральные страны, например, в Албанию. Не скажу, что мои бизнесы работают, как обычно. Нет. Теперь они будут работать лучше. Потому что единственно разумное, что вы и я можем сделать в таком балагане – это оставаться на своем месте и делать свою работу максимально хорошо. Делать все от нас зависящее в своем деле, на своем месте.

От человека, драпающего за границу с выпученными глазами от слов «военное положение» стране толку нет. Так же как от человека, который идет побеждать страну-агрессора, хотя видел оружие два раза в фильмах. Другое дело, если это «морской котик», который одним броском ножа убивает взвод морпехов. Или фронтовой командир, который может организовать любое количество подразделений, а всю тактику ведения боевых действий не протер штанами, а проехал на броне БМП. От них будет толк. А другие что?

А вот что. У нас все такие военные эксперты. Знают, и как надо с военным положением поступать, и как надо было морякам воевать, и как за три часа танкам дойти до стен Кремля. Послушать – любо-дорого. Но почему диванные эксперты строем не ходят, если такие умные? Почему, если они гениально разруливают вопрос, как НАТО следует побеждать Россию, у них, куда ни глянь – бардак? В семье бардак, в бизнесе бардак, в жизни бардак, в квартире – бардак! Потому что – некогда мелочами заниматься, надо стратежно мыслить! Вот победим врага, тогда и пивные банки выкинем, и тарелку помоем! А пока война – в фесбучег, каментить!

Давайте все скорей пойдем воевать. Бросим печь хлеб и вывозить мусор. Военное ж положение! Пусть дети пухнут от голода, а в города придет чума и холера. Это тыл, это несерьезно. На фронт, побеждать! Только победа возможна в случае, когда на 10 воюющих работает тысяча человек в тылу. Потому что боеспособная армия – это четко работающий на своих местах тыл. Это – обеспечение. Это система и порядок на местах.

Это только в советских книгах для чтения было про детей, точивших снаряды по 10 часов, стоя на ящике. Победоносная Красная армия громила фашистскую гадину! Это нам вливали с детства. Но не говорили, что на всем, от солдатской пуговицы до самолета, от пачки масла до бочки бензина стоял штамп Made in USA. В пересчете на современные цены, СССР получил по ленд-лизу вообще всего на 160 миллиардов долларов. Потому что у Сталина были солдаты в любых количествах, и Ватутин, штурмуя Киев к 7 ноября, без проблем утопил в Днепре от 400 тыс. до 1 млн. солдат, получив за это не расстрел, а памятник в центре Киева. Но у Сталина не было промышленности и сырья в объемах, которые бы обеспечили великие победы. Даже Монголия (!) поставила в СССР за годы войны 64 тыс. тонн шерсти и полмиллиона лошадей – своих-то где было брать?

Война – это тыл. То есть лично вы. Не надо истерик а-ля все пропало и военной эйфории.

Работайте.

 

0
Нравится
  
200 Просмотров
Оставьте Ваш комментарий:

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для добавления комментария.


Популярні судові рішення
Название события
Загрузка основного изображения
Выбрать изображение
Текст описание события: